Религия стала снова возможной только после 1927 года, с утверждением Копенгагенской интерпретации квантовой физики

А.С. Эддингтон

Самотворящая Вселенная

Как бы ни пытался человек представить описания окружающего мира в виде «объективной» (т.е. независимой, отделённой от него, как познающего субъекта) реальности, уйти от субъективности своих описаний ему не удастся. Вселенная в представлении человека такова, какой он её воспринимает во всех, доступных его чувствам и приборам, масштабах. «Только теория решает, что именно можно наблюдать» повторял Альберт Эйнштейн в своих спорах с основоположниками квантовой теории. Но теория – не что иное, как ментальный конструкт человеческого ума. Именно поэтому у аналитически мыслящего человека, стоящего на принципах материализма, Вселенная — это бездушный механизм, а в консенсусной реальности современного «цивилизованного» общества нет места Творцу. Именно поэтому для холистически мыслящего человека, Вселенная одухотворена, ее эволюция подчинена трансцендентному плану Творения, а сам он – не случайная пылинка, промелькнувшая в ее пустоте, но со-творец мировой гармонии.

Дрейф от метафизики к классической физике

То, что мы ценим зависит от того во что мы верим, а на то, во что мы верим, закладывается в нас с детства в виде свода убеждений. На глубинном уровне, наши убеждения питаются архетипами коллективного бессознательного, задающими то, что называется культурным кодом человека.

На протяжении практически всей истории развития культуры человечества первую скрипку здесь играла архаичная магия и метафизика, выросшие на богатейшем опыте прямого познания запредельного (подробнее, например, Торчинов Е.А., «Религии мира и опыт запредельного»). Оно было доступно восприятию человека вырастающего в теснейшем контакте с природой, воспитанному в духе почитания её божественности и собственной сакральной связи с создателем Мира, в котором человек и природа неразделимы (подробнее об этом см. «Хорошо забытое/ Представление об архаичном сознании человека»).

С появлением монотеистических религий человек стал отлучаться от прямого (невербального) познания. Эта функция постепенно переадресовывалась «посвященным», исполняющим роль посредников между Творцом и человеком. Характерна в этом смысле борьба церкви, как первичной социальной структуры новой, христианской религии  с гностицизмом, как оплотом мистики и эзотерики. Последователи гностицизма, такие как Маркион, Керинф или Валентин ставили личное духовное знание (гнозис) выше ортодоксальных учений, традиций и авторитета религиозных институтов. Постепенно они были оттеснены от религиозного влияния или физически уничтожены. С появлением в XVII-м веке эмпирической науки и классической механики Ньютона сама вера в запредельное и его антропоморфное воплощение в Творце, стала подвергаться сомнению и постепенно вытесняться материалистической онтологией видимого мира, как философским основанием всего классического естествознания (науки о природе и человеке).

Идея отделенной от человека механистичной вселенной («объективной реальности»), лишённой разума и духовного потенциала стала доминирующей в формировании общепризнанной (консенсусной) онтологии. В основе этой идеи  лежит предположение, что объекты реальности независимы и отдельны от разума (или сознания) познающих их субъектов. Что же касается самого разума или сознания, то они рассматриваются, в качестве эмерджентного эпифеномена его нейро-мозговой деятельности, возникающего как психологический механизм самоотнесения на определенном (человеческом) этапе её усложнения.

В варианте «классического научного подхода», принятом на Западе уже более трех веков, философия объективного детерминизма была сформулирована Рене Декартом. Философское значение соответствующей материалистической парадигмы так резюмировал математик XVIII в. Пьер Лаплас: «Интеллект, который в некий данный момент ознакомился бы со всеми силами, приводящими в движение природу, и с состоянием тел, из которых она состоит, мог бы — будучи достаточно обширным, чтобы подвергнуть данные анализу — охватить в одной и той же формуле движения самых больших тел вселенной и движения легчайших атомов; для такого интеллекта ничто не было бы неопределенным, и будущее, как и прошлое, было бы открыто его взору».

Итак, Вселенная Ньютона, выстроенная на Картезианской основе детерминизма не нуждается в Творце. Ее опорными балками являются два принципа: принцип локальности и принцип эпифеноменализма.

Принцип локальности состоит в том, что все взаимодействия между материальными объектами в пространстве-времени должны быть локальными: они должны передаваться через пространство с конечной скоростью, не превышающей в соответствии с теорией относительности Эйнштейна скорости света. Это гарантирует исполнение причинно-следственных связей и консервацию энергии. Обмен энергиями производится либо непосредственным взаимодействием между телами, либо на полевом уровне[1].

Принцип эпифеноменализма состоит в том, что любой феномен наблюдаемой реальности выводим из объективного материального. В частности то, что мы называем сознанием, — это просто свойство (или группа свойств) мозга, когда этот орган тела достигает определенного уровня структурной сложности.

Классическая наука переопределила и систему ценностей. Более того, она выдвинула собственное кредо. Согласно новому взгляду, человек переставал быть искрой божественной творческой силы, наделённой свободой воли, он становился автоматом, точнее винтиком в гигантском механизме, который неумолимо скрежещет по предопределенному пути, охваченный слепым причинным процессом. Эта полностью механическая картина не только эродировала религиозные корни моральных ценностей, но и представления о собственной ответственности человека перед природой. Теперь каждый из нас – не более, чем механическое продолжение того, что существовало еще до нашего рождения. Над тем, что существовало, мы не властны и, следовательно, мы не ответственны за прошлое. Более того, все что возникает, как следствие прогресса наук и технологий, является безусловным благом. Такой подход не только подрывает основы прежней системы ценностей, но лишает человека любого иного видения себя и своего места во вселенной, которое могло бы дать рациональный базис для новой духовно ориентированной системы ценностей.

Удивительным образом, эта механистическая, лишённая духовного измерения «теория всего» приводит к выводам, чрезвычайно удобным для творцов глобального общества потребления, где человеку отведена роль абсолютно управляемого атома с минимально необходимым числом внутренних степеней свободы (направлений самоактуализации).

Например, священное отношение к окружающей природе, которая в архаичных обществах рассматривается как единый с человеком живой организм, в современном западном обществе не поддерживается, поскольку противоречит привычному потребительскому взгляду на природу, как на источник ресурсов. Именно поэтому любые проявления во взглядах и действиях холистических подходов (парадигмы панпсихизма) рассматриваются «цивилизованным» обществом, воспитанным на «научных объяснениях реальности», как архаика тёмных времён.

Точно также не поддерживается и выход за флажки дефицитарных потребностей в личностном развитии. Так, классическая западная психология склонна считать любые проявления духовности (например, трансперсональные переживания, или мистический внетелесный опыт) патологическими. Зигмунд Фрейд, отец классического психоанализа, именовал подобные переживания проявлением океанического чувства, которое он интерпретировал как отражение инфантильной беспомощности и тоски по материнской любви. По выражению американского философа Джейкоба Нидлмана, «Фрейдизм канонизировал состояние обыденного, эгоцентричного сознания в качестве нормального, неявно постулируя умаление возможностей человека». Важно отметить, что состояние, которое принято считать нормой (зоной психологического комфорта), фактически задерживает развитие. По точному выражению Абрахама Маслоу: «…то, что считается в психологии нормой, в действительности есть усредненная психопатология, настолько неприметная и столь широко распространенная, что мы ее даже не замечаем».

Выпуск джина из бутылки

Казалось, что прогресс наук и технологий лишь укрепляет материалистическую философию объективного детерминизма, однако в течение ХХ-го столетия эта уродливая механическая модель природы была подвергнута глубокому пересмотру и найдена фундаментально ошибочной. Оказалось, что она не работает не только в своих тонких деталях (на микро-уровне), но и глубоко ошибочна в самом материалистическом ядре.

Первыми столкнулись с неадекватностью классического описания квантовые физики. Усилиями отцов-основателей нового подхода к изучению микромира – Макса Планка, Нильса Бора, Вернера Гейзенберга, Вольфгана Паули, Макса Борна, Эрвина Шрёдингера,  Джона фон Неймана и их коллег, они вынуждены были пересмотреть основания классической физики. Формально это требовали особенности новых математических правил, которые, как оказалось, точно описывают результаты экспериментов. Согласно классическому подходу микромир рассматривался, как миниатюрная копия макромира, для которого механика Ньютона давала приемлемые результаты. Это, в частности, означало, что взаимодействия элементарных частиц, могут быть поняты и описаны, на уровне локального детерминизма взаимодействий маленьких бильярдных шариков. И уж конечно, классические законы никак не учитывали эффект наблюдателя в своих моделях. Но с течением времени и с накоплением все новых, необъяснимых в рамках классических подходов парадоксов (неопределённость фазовых траекторий микрообъектов, их корпускулярно – волновой дуализм, нелокальность, явное воздействие осознанного наблюдателя на результаты наблюдений и т.п.), одних формальных ремарок оказалось недостаточно. Оказалось, что отброшенная субъективная (метафизическая) часть науки, касающаяся проблемы осознанного выбора постановки и интерпретации опыта, не может оставаться более вне её поля зрения. Один из отцов-основателей квантовой физики, лауреат Нобелевской премии по физике 1918 года Макс Планк писал: «Я считаю сознание первичным. Я рассматриваю материю как производное от сознания. Сознание невозможно обойти стороной. О чем бы мы ни говорили, что бы ни считали существующим – все постулирует первичность сознания». Другой основоположник квантовой физики Эрвин Шрёдингер (Нобелевская премия по физике 1933 года) писал: «Хотя я согласен, что жизнь может быть результатом случайности, не думаю, что сознание тоже. Сознание нельзя объяснить физическими терминами, оно совершенно фундаментально». Так возник запрос на новую, квантовую онтологию, которая фактически обращалась бы к хорошо забытой метафизической основе любого познания и конвертировала бы теорию объективной материи в теорию взаимодействия материи и сознания.

Независимо от исследователей микромира, проблемы сознания коснулись астрофизики, изучающие мир с противоположного полюса масштабов. Еще в 30х годах прошлого века английский астрофизик сэр Джинс Джеймс Хопвуд писал: «Вселенная начинает выглядеть, скорее, как великая мысль, нежели, как великая машина. Разум больше не рассматривается, как случайный незваный гость в царстве материи; мы начинаем подозревать, что, скорее, должны рассматривать его, как Создателя и правителя царства материи». К аналогичному парадоксальному «антинаучному» выводу приходит и выдающийся астрофизик из Великобритании Артур Эддингтон. В своей книге «Наука и невидимый мир», опубликованной в 1929 году, он писал: «Идея существования Вселенского Разума, или Логоса, была бы, я думаю, весьма оправданным заключением для научной теории в ее теперешнем состоянии».

Наконец, представители наук о человеке, столкнувшиеся с проблемой поиска зон мозга ответственных за «генерацию» сознания, согласно принципам эпифеноменализма классической науки, вынуждены были прийти к заключению о нелокальной его природе. Более полувека назад биохимик и физиолог, Нобелевский лауреат 1967-года в области физиологии и медицины  Джордж Уолд высказался по этому поводу так: «  …Определить местонахождение разума/сознания невозможно. Совершенно абсурдно предполагать, что можно определить местонахождение явления, не подающего никаких физических сигналов, и присутствие или отсутствие которого вне человека невозможно определить. Но, еще более важно то, что местонахождение разума не только невозможно определить, а у него нет местонахождения. Это не какая-то вещь в пространстве и времени, его нельзя измеритьРазум произошел не в результате эволюции, он существовал всегда. Уместнее говорить, что эволюция продукт воплощения разума».

Спустя четверть века, его слова полностью подтвердились в исследованиях канадского нейрохирурга, специалиста по эпилепсии Уайлдера Пенфилда. В своей книге 1975-го года «Мозг. Тайны разума» он подытожил дело своей жизни и привел доказательства того, что сознание (включая долгосрочную память) не порождается мозгом, но скорее воспринимаются им из внешнего, нелокального хранилища информации. Независимо от него к аналогичному выводу приходит и австралийский нейрофизиолог, лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине в 1963-го года Джон К. Экклз. Вот как он сформулировал своё убеждение в книге «Wonder of Being Human: Our Brain and Our Mind» («Чудо быть человеком: наш мозг и наш разум»): «Мы являемся сочетанием двух вещей или же двух сущностей: нашего мозга с одной стороны и нашего сознания – с другой».

На рубеже веков, эти выводы стали подкрепляться колоссальным фактическим материалом в связи с долгожданным обращением наук о человеке к огромному массиву информации об околосмертных переживаниях (ОСП) людей на пороге смерти. Так, доктор Эдвард Келли с соавторами в своих книгах «Irreducible Mind: Toward a Psychology for the 21st Century» («Неисправимый разум: на пути к психологии 21 века») и «Beyond Physicalism: Toward Reconciliation of Science and Spirituality» («За пределами физикализма: о соотношении науки и спиритизма») обобщают несколько тысяч  случаев ОСП, связанных с клинической смертью. В них авторы обосновывают вывод о ложности физикалистского подхода к онтологии человеческого сознания и фактически утверждают внешнюю, нелокальную природу Сознания (Мирового Разума) по отношению к которому человеческое сознание является результатом трансляции доступной для восприятия информации. Соответственно роль мозга при такой трансляции сводится к фильтрации воспринимаемого (в том числе и долгосрочной памяти, хранящейся в глобальном информационном источнике). В книге 2014-го года «One Mind» («Единый разум») доктор медицины и философ из Техаса Ларри Досси исследует такие необычные явления, как согласованные паттерны движений стай птиц и рыб, коммуникации между людьми и животными, групповое поведение, предчувствия, видение на расстоянии, ОСП и связь между близнецами. Это истории о том, как собаки определяли дорогу домой, находясь за тысячи километров, дельфины спасали людей, собак и китов, а кошки знали, когда рядом кто-то умирал. Досси приходит к выводу о наличии нелокального (внешнего) Универсального Сознания, которое связывает все живое на Земле и позволяет утверждать, что ноосфера В.И. Вернадского является неотделимым, нематериальным компонентом биосферы

Квантовый переворот в теории познания

Роль науки формально сводится к описаниям изучаемых ею феноменов, которые могли бы быть пригодными для их рационального истолкования и надёжного прогнозирования. В качестве инструмента описания наука использует специфический язык своей теории, в котором терминологическая база сопряжена с формализмом. В качестве эмпирического основания используются измерительные приборы, средства подготовки, проведения и обработки эксперимента. Казалось бы, в такой трактовке функций науки нет места субъективному фактору. Но так кажется лишь на первый взгляд.

Во-первых, язык науки — ее термины и формализм  —  порождение человеческой мысли. Точнее говоря — результат консенсуса по поводу понятийной базы и аксиоматики, принятых и устоявшихся с годами в данной науке. Во-вторых, в самой постановке любого эксперимента, как отмечал Альберт Эйнштейн, неявно заложена теория, на основе которой будет проводиться анализ и интерпретация его результатов. Если рассматривать эмпирическую науку шире, как одну из форм, которой пользуется Жизнь на Земле для познания среды, с которой она сопряжена, то речь, очевидно, идет о намеренном её вмешательстве в течение изучаемого процесса или явления с целью познания, т.е. получения новых знаний (если угодно новой информации). Так познает мир любая живая система. Еще точнее — так, используя Жизнь, как свое воплощение в материи, Мировой Разум познает себя. В системно-эволюционной теории восприятия П.К.Анохина это называется «опережающее отражение». Согласно этой концепции любая живая система проактивна, она не ждёт стимула, чтобы реагировать на него действием, но, напротив, реализует, свойственную ей, программу выживания. Любой ее очередной поведенческий акт, — есть действие на опережение, в котором она пытается минимизировать расхождение между результатом предшествующего действия и достижением некой эволюционно оправданной цели (подробнее см. «Восприятие»). В науке же речь идёт, очевидно, об очередном шаге на пути познания в её предметной области. Такая целенаправленная познавательная деятельность человека, как агента Мирового Разума познающего среду своего воплощения, подразумевает его вмешательство в ход «объективного» течения изучаемого процесса или в состояние явления. В самом деле, измерительный прибор, так или иначе, должен быть включен в изучаемый энергоинформационный обмен. Как известно[2], даже при простом обращении внимания разума на какой либо объект, происходит обмен энергии на информацию (приращение знания). В квантовой теории для обозначения такого вмешательства принят термин зондирующее действие.

Итак, любое описание в эмпирической науке имеет два аспекта. Один – это осознанное намерение, которое описывается психологически (как мотивация действия).  Другой аспект – изучаемое физическое явление или процесс. Этот аспект в физике описывается на языке математики. Для того, чтобы иметь общую теорию, необходимо, увязать оба аспекта в единое целое, частью которого они являются.

В своей книге «Математические основы квантовой механики» Джон фон Нейман понятие зондирующее действие именует «Процесс 1» и связывает его с получением нового знания (приращением информации). Получение нового знания это психологически описываемый процесс, поэтому Дж. фон Нейман формально выводит его за рамки математического описания. Этот процесс объединяет намерение получить информацию (новое знание) в ходе эксперимента с интерпретацией результатов. Очевидно, что в ходе выполнения Процесса 1 априорное знание (выбор приборов, постановка измерения) конвертируется в апостериорное (обработка его результатов и выводы). Результатом этого, независимо от того совпали или нет результаты с ожиданиями, является приращение знания. Очевидно также, что этот процесс не имеет математического описания (проекционный постулат), поскольку связан исключительно со свободой воли экспериментатора, т.е. представляет собой  психологическое описание. Процесс, который происходит между зондирующими действиями (вмешательствами) наблюдателя может формально считаться «объективным», поскольку субъект познания в нем исключен.Дж. фон Нейман назвал его «Процесс 2» и связал с физическим аспектом описания. Математически этот процесс описывается уравнением Шрёдингера, которое определяет распределение вероятности возможных состояний изучаемой квантово-механической системы.

Здесь мы сталкиваемся с понятием состояние квантово-механической системы, которое является ключевым для понимания всего последующего текста и потому требует дополнительных пояснений.

Классические свойства и квантовые состояния

В классической физике понимание термина «состояние объекта» традиционно связывалось с набором свойств и базировалось на трактовке, которую дал еще Аристотель своей работе «Категории» . Здесь он определял состояние объекта как совокупность его характеристик (свойств), каждому из которых можно поставить в соответствие определённое значение и пределы, в которых оно может варьировать. Заметим, что описания свойств (в том числе размерности их измерения и пределов существования) базируются на неком априорном представлении об объекте, т.е. на теоретических предпосылках. Невозможно приписывать свойства тому, что не наблюдаемо или, по крайней мере, прежде не наблюдалось.

Приведем пример описания состояния. В классической термодинамике твёрдое, жидкое и газообразные состояния любого вещества задаются характерными температурами (Ткр) его фазовых переходов при любом фиксированном давлении (Р). Это позволяет выстраивать в двухмерном пространстве (Р,Т) свойств окружающей среды (в данном случае температуры и давления) области существования определённых состояний вещества — так называемые фазовые диаграммы состояния. Вектор текущего состояния вещества (смеси веществ) однозначно определяет точку в координатах фазового пространства (Т.Р). Положение этой точки относительно фазовой диаграммы состояния однозначно определяет принадлежность данного вещества или смеси к одному из трёх фазовых состояний системы – газообразное, жидкое или твердое. В общем случае, когда число характеристик  (качеств) велико, для определения вектора состояния системы выбирается Nмерное Гильбертово пространство, где N – большое число. В классической физике состояние системы всегда отображается точкой в фазовом пространстве. Динамика процесса в непрерывной траектории движения этой точки в фазовом пространстве характеристик системы

Коренным отличием квантовой физики от классической является то, что набор характеристик, определяющий данное состояние системы, в общем случае не может быть измерен однозначно. Согласно принципу неопределённости Гейзенберга точное знание об одних характеристиках (например, о пространственных координатах), приводят к неопределенности по другим (например, об импульсах). Более того, говорить о траекториях частиц в фазовом пространстве, как и о самих частицах, до проведения наблюдений нельзя. Априори можно лишь оперировать понятием элементарный квантовый процесс, который может воплотиться как в волну, так и в частицу. Все это привело к необходимости отказа от привычного, классического понятия о состоянии в квантовой механике. Мир «элементарных кирпичиков» трансформировался в мир «элементарных квантовых событий». Введенный Полем  Дираком вектор состояния квантовой системы стал комплекснозначным. Вместо прогноза его величины в ней стали оценивать его амплитуду (волновую функцию), интерпретируемую, как вероятность актуализации (воплощения) данного состояния из числа возможных состояний — ансамбля квантовых состояний.

Является ли квантовая неопределенность результатом неполноты квантовой теории (как утверждал А. Эйнштейн), либо ограничением точности наблюдений (интерпретация Дж. фон Неймана[3]), либо, наконец, неопределённость состояния системы, наблюдаемая на микро-уровне в квантовой физике, есть реальность (концепция квантового состояния, предложенная В. А. Фоком)?

Выбор ответа на этот ключевой вопрос определяет не только интерпретацию выводов квантово-механической теории, но и в какой-то мере всю онтологию реальности, с которой сталкивается эмпирическая наука. Ниже мы обсудим все три варианта ответов.

Классическая интерпретация квантовой механики. Объективная реальность

Согласно классической интерпретации  квантовой механики, наблюдаемые в ней феномены объективны, локальны и детерминированы.  Объективность квантовых явлений состоит в том, что они не зависят от наблюдателя. Локальность определяется тем, что при отсутствии между системами физических взаимодействий, не превышающих скорость света, измерение одной системы не влияет на результат измерения другой. Наконец, детерминизм утверждает, что состояние замкнутой системы полностью определяется ее состояниями в предшествующие моменты времени, а будущие состояния не могут влиять на прошедшие. Неопределенность характеристик и, как следствие, вероятностное истолкование результатов наблюдений, отражает наше неполное знание о реальном (классическом) состоянии изучаемой системы. Неполнота знания подразумевает существование неких объективных свойств (скрытых параметров состояния), которые не описываются теорией. Именно это, согласно А. Эйнштейну, является причиной использования вероятностной меры в квантовой теории.

Копенгагенская интерпретация квантовой механики. Инструментализм

Оригинальная (первичная) Копенгагенская интерпретация квантово-механической теории была разработана в 1927г. с прагматичными целями, —  для рационального обоснования результатов, наблюдаемых в ходе научных экспериментов и надёжного их прогнозирования, при данных наперед условиях эксперимента. «В нашем описании природы целью является не раскрытие скрытой сути феномена, но лишь прослеживание насколько это возможно вглубь связей между разносторонними аспектами нашего опыта» — писал Нильс Бор по этому поводу в 1934. Эти цели ею были достигнуты. Относительная точность прогнозов приближалась к тысячной доле процента. Пытаясь оставаться в рамках классических представлений о полной детерминированности состояний системы, волновую функцию здесь интерпретировали, как вероятность реализации одного из возможных состояний ансамбля квантовых состояний (интерпретация фон Неймана[4]). Такая интерпретация, по сути, сводила квантовую механику к статистической физике, а неопределённость к трудностям измерений. Один из отцов-основателей квантовой физики Нильс Бор предлагал трактовать этот формализм, как «правила расчета для вывода ожиданий по поводу наблюдений получаемых в рамках хорошо обоснованных классических концепций».

В Копенгагенской интерпретации квантово-механической теории все, что касается наблюдателя и его приборов описывалось в эмпирических терминах (человеческое манипулирование приборами, восприятие, анализ и интерпретация как бы относились целиком к измерительным приборам). Иными словами, человеческий разум (сознание) рассматривался как продолжение приборов. Поэтому Копенгагенскую интерпретацию квантовой теории еще называют инструменталистской. Вопросы существования квантовых феноменов до их наблюдения в ней не обсуждаются. Нильс Бор отмечал в связи с этим: «Неверно думать, что задача физики состоит в том, чтобы открывать, что собой представляет природа. Физиков больше интересует то, что они могут сказать о природе». В этом смысле Копенгагенская интерпретация – это не о природе, но о наших знаниях с нею связанных. Такой прагматический подход (инструментализм) отвечает на вопрос «Как?», а не «Почему?» и тем самым уходит от ответа на вопрос «что же на самом деле происходит в реальности вне присутствия познающего её наблюдателя?»

Онтологическая интерпретация квантовой механики. Квантовая реальность

Множество экспериментальных проверок, и в частности эксперимент 2012-го года с «отложенным выбором» доказали, что не существует совместимой с экспериментом классической картины «объективной реальности» микромира, где поведение частицы причинно независимо от выбора наблюдателя. В интерпретации результатов прогноза поведения квантово-механических микросистем постепенно возобладала концепция квантового состояния, предложенная В. А. Фоком. В соответствии с ней волновая функция относится не к ансамблю частиц, а к отдельной частице, характеризуя вероятность пребывания её в том или ином состоянии. Иными словами, неопределённость состояния системы, наблюдаемая на микро-уровне в квантовой физике, есть реальность (бытийность в философской терминологии), а не недостатки экспериментальной базы. Речь здесь идёт о реальности некого ненаблюдаемого явно (непроявленного, нелокального), плана бытия, на уровне которого происходит одновременное сосуществование всех возможностей (квантовая суперпозиция).

Такой подход потребовал перехода от инструментализма Копенгагенской интерпретации квантовой теории к фундаментализму её онтологической интерпретации, который бы ответил на вопрос «Почему?».

Исторически пионерами онтологической интерпретации явились квантовые физики и одновременно философы: Дэвид Бом со своей гипотезой «Скрытого порядка» и  Карл фон Вайцзеккер со своей концепцией «Ур-альтерантив» (от немецкого «Ur», придающего значение древности, изначальности, первобытности).  Оба подхода будут рассмотрены в следующем разделе «Самотворящая вселенная», а здесь мы лишь отметим, что полученная в результате онтологическая интерпретация квантовой теории не только претендует на роль новой философской базы естествознания, но и переворачивает сам способ восприятия и осмысления реальности. Это разворот возвращает нас к хорошо забытому холистическому способу мировосприятия, в котором любые фрагменты «объективной реальности» приобретают смысл только как элементы Единого Целого, незримо объединяющего и гармонизирующего все свои части, включая человека-наблюдателя (подробнее об этом см. «Познание»).

На вопрос «Что существует до наблюдения микрообъектов?» в рамках такой интерпретации  можно ответить так: все альтернативные возможные квантовые состояния находятся в потенциальном, т.е. непроявленном виде. Здесь они обладают определенными предрасположенностями к актуализации в результате вмешательства наблюдателя. Амплитуду вероятности можно рассматривать как численную меру таких предрасположенностей. Выбор вероятностного описания результатов измерений является не формальным, исходящим из удобств расчета, как это следует из Копенгагенской интерпретации, но обусловленным с необходимостью самой глубинной структурой реальности. Квантовая механика утверждает, что, когда мы пытаемся описать процессы и явления на уровне микромира, то привычные из классических рассмотрений физические свойства частиц (классические состояния) растворяются в потенциальностях (возможностях) проявления их состояний в эксперименте. Если положить постоянную Планка равной нулю, то квантово-механические уравнения обретут форму классических, а облака неопределённости в фазовой плоскости станут точками. Это значит, что формально классическая физика – частный случай квантовой (или её аппроксимация). В классической аппроксимации реальности нет места для наблюдателя, поскольку в ней нет неопределённостей. В квантовой же теории это не так. Для проявления одной из возможных потенций (коллапса волновой функции) требуется вмешательство (зондирующее действие, выбор) экспериментатора. Но, если это так то, что тогда заставляет макрообъекты восприниматься локально и, вообще, можно ли говорить о проявленном состоянии (плане бытия) вне человеческого сознания?

На онтологическом уровне интерпретации квантовая теория должна включать всю вселенную в физически описываемый квантовый мир и признавать существование процессов вторжения сознания (Процесс 1) в эволюцию вариантов (Процесс 2) квантовых состояний.  Вернер Гейзенберг в своей книге «Физика и философия» сформулировал требования к онтологической интерпретации квантовой теории, которая помимо прикладных научных вопросов «Как готовить эксперименты и интерпретировать полученные данные?», должна отвечать и на философские вопросы «Что на самом деле происходит в природе и почему?». Они сводятся к решению двух основных проблем:

  1. Расширению концепции квантовой неопределенности и нелокальности на случай макрообъектов;
  2. Избавлению квантовой теории от антропоцентризма[5].

 

Прежде, чем переходить к краткому рассмотрению решения поставленных онтологических проблем, подытожим сказанное в этом разделе.

Разворот от аналитического к холистическому способу мышления

Сталкиваясь с неклассическими феноменами микромира, в частности, с их нелокальностью и с невозможностью исключить влияние наблюдателя на наблюдаемое, квантово-механическая теория вынуждена была расширить понимание реальности. В частности, явления связанные с квантовой неопределенностью (нелокальностью) потребовали ввести модус непроявленного состояния объектов в дополнение к общепринятому, проявленному локально. Более того, само понятие «объективная реальность» оказалось недостаточным для полного описания обоих модусов состояния реальности. Это стало очевидным после того, как квантовые физики убедились в том, что до акта измерения квантовому объекту невозможно приписать никаких конкретных наблюдаемых свойств, поскольку они возникают во время наблюдения. Да и само понятие о свойствах, необходимое для формирования базиса и вектора (или матрицы) состояния системы неразрывно связано с осмыслением восприятия и сознательным выбором его описания. Всё это потребовало добавить к чисто физическим дескрипторам («Процесс 2» по фон Нейману) ad hoc формализм вмешательства наблюдателя («Процесс 1» по фон Нейману). В результате к объективной компоненте реальности добавилась субъективная компонента. С философской точки зрения произошел переход от материалистического основания эпистемологии к холистическому (точнее — к философии панпсихизма). В соответствии с обновленной парадигмой познания физическое (объективное) описание наравне с психологическим (субъективным) являются необходимыми и взаимодополняющими, поскольку они связывают материальный и духовный аспекты единой реальности. В основе её лежит непроявленное информационное единство всех возможных вариантов развития. По меткому выражению Ю.А. Севальникова «Квантовая механика – это наука о становлении наблюдаемого мира».

Один из основоположников квантовой теории Вернер Гейзенберг, утверждал, что действительно революционными преобразования в науке являются те, которые приводят к изменению не просто содержания знания, а способа нашего мышления.

В этом смысле онтологическая интерпретация квантовой теории революционна, т.к. она вынуждает отказаться от аналитического способа мышления в пользу холистического. Напомним, что аналитический способ мышления, свойственный западной цивилизации, предполагает синтез картины реальности и придание ей смысла на основании фрагментации, анализа полученных фрагментов  и их последующего синтеза на основе законов классической физики. Эти законы предполагают локальность и причинность взаимодействия элементов «объективной» реальности, рассматриваемой в пространственно-временном континууме отдельно от познающего их субъекта. Холистический способ мышления сейчас почти забыт, хотя культурологические исследования свидетельствуют, что в форме рудимента он чаще проявляется на востоке, чем на западе, а также свойственен аборигенам народностей, отделённых от остального «цивилизованного» человечества (см., например, Нисбетт Р. и др., «Культура и системы мышления: сравнение холистического и аналитического познания»). Этот способ мышления и мировосприятия использует целостное представление в качестве основы познания, которое в процессе более пристального рассмотрения достраивается необходимыми и достаточными деталями. Целостное же представление о природе реальности черпается из соответствующего культурного кода человека. Например, живая природа при аналитическом способе мышления представлена множеством представителей флоры и фауны, независимо развивающихся в пределах рассматриваемого региона. Законы их развития выстроены на основании эволюционной целесообразности, т.е. в борьбе за выживание и размножение. При холистическом же способе мышления живая природа изначально ассоциируется с единым глобальным организмом, в качестве которого воспринимается вся вся биосфера нашей планеты. Из этой отправной точки, всё остальное (представители живого царства природы), рассматриваются как клетки этого организма. Очевидно, что при таком, вывернутом наизнанку, взгляде на реальность живой природы, первичными целями эволюции оказываются макроцели биосферы земли, сводящиеся к порождению и развитию ноосферы. Функции же любого организма или растения рассматриваются в контексте обеспечения жизни и актуализации её эволюционных целей. Так, например, лесной покров земной суши несет глобальную функциональность. Во-первых, он обеспечивает кислородом атмосферу планеты, чтобы жизнь на ней была возможной; во-вторых, препятствует эрозии почвенного слоя; в-третьих, сберегает биогеоценоз определенных климатических зон. Что касается использования древесины в качестве строительного материала или, хуже того, топлива, то такие «приложения» лесного покрова суши, очевидно, противоречат его перечисленным функциям. Динамика сокращения лесных массивов на земле – неоспоримое свидетельство торжества агрессивного аналитического (прагматического) способа  мышления на современном этапе развития культуры человечества.

Квантовые состояния макромира

Поскольку квантово-механическая теория претендует на онтологическую интерпретацию, классическая физика с её принципами локальности, причинно-следственного детерминизма и объективности, должна быть вписана в неё, как частный случай. Возникает законный вопрос, как и где, в таком случае, проявляют себя квантовые состояния макрообъектов? Для того чтобы ответить на этот вопрос необходимо: во-первых, ввести в рассмотрение количественную характеристику нелокального (квантового) состояния системы — квантовую запутанность; во-вторых, определить процесс перехода из нелокального (квантового) модуса реальности в локальный (классический или наблюдаемый). Эти понятия обсуждаются также в статье «Квантовая щель в метафизику».

  Квантовая запутанность

Нелокальное взаимодействие элементов микромира (в частности фотонов) состоит в том, что флуктуации по определённым характеристикам оказываются информационно взаимосвязаны. Здесь термин информационно подчёркивает, что эта связь происходит не путём обмена энергией (классических корреляций), ограниченных, например, скоростью света, но мгновенно, независимо от удаления этих элементов друг от друга. Так проявляет себя феномен нелокальности, неоднократно подтверждённый экспериментально (см. например В.Терехович, «Существование квантовых объектов. Экспериментальная проверка метафизических установок»). С понятием нелокальность тесно связана мера квантовая запутанность (информационная сцепленность), которая может варьировать от максимального значения 1 — в случае полной нелокальности системы (чистая квантовая суперпозиция) до 0 – в вырожденном случае полной независимости (сепарабельности) элементов системы (классическая суперпозиция). Физик-теоретик и философ Дэвид Бом, поясняя эффект нелокальности в микромире, писал: «Так происходит не потому, что частицы обмениваются какими-то «таинственными сигналами» между собой, а потому, что их разделенность по нелокальным характеристикам состояния (внутренним степеням свободы) есть иллюзия. На более глубоком, непроявленном (информационном) уровне реальности квантово запутанные частицы — вовсе не отдельные объекты, а проявления цельности и синхронности единой квантовой системы»[6].

Прежде чем переходить к рассмотрению процессе утери системой нелокальных связей – декогеренции — необходимо уточнить понимание энергоинформационного обмена в квантовой физике и определить понятия когерентность.

Важным отличием квантовой физики от классической является выбор энергии, в качестве универсальной функции параметров состояния системы. В квантовой теории доказывается, что все (от информации до работы в плотных потенциальных полях материального мира) есть энергия (подробнее об этом см. «Универсальность энергетической модели»). При этом мощность энергообмена, определяется градиентом (контрастом) энергии на полюсах соответствующего канала. Энергетический градиент может меняться от нуля в случае квантовой нелокальности, где энергия сводится к информации, до единицы[7] в случае расщепления микрочастиц материального мира. Энергоинформационная мера взаимодействия элементов квантовых систем позволяет теоретически описать динамику потери квантовой запутанности, т.е. того, как плотные энергетические структуры возникают из нелокального информационного состояния (см. подробнее «Декогеренция и появление классического мира в квантовой теории»). Описан также и обратный процесс (рекогеренция) – разуплотнения энергетических структур и их возврат в квантово запутанное состояние.

Философское понятие когерентность заключается в утверждении, что всё существующее находится во взаимосвязи. В физике когерентными называют полностью согласованные процессы. В частности когерентны волны, испущенные одним источником, но искусственно разведенные по разным путям с помощью экранов и зеркал, либо преломляющих призм (если речь идёт о световой волне). По сути, это одна и та же волна. Именно поэтому частота и фаза колебаний в любых её расщеплениях совпадают. При наложении такие волны интерферируют, и в зависимости от соотношения фаз могут либо усилить суммарную волну, либо, наоборот ослабить за счет классической суперпозиции. Квантовая когерентность — проявление нелокальности. В отличие от классической суперпозиции, при квантовой — не происходит сложения. Речь здесь всегда идет о сосуществовании частей единого целого, информационная сцепленность которых не нарушается, на каком бы расстоянии они не находились. Это непостижимое с классической точки зрения свойство квантовых систем не является спекулятивным (умозрительным) свойством некой модели реальности. Квантовая когерентность (запутанность) лежит в основе, например, квантово криптографических систем, обеспечивающих абсолютную защиту данных от вскрытия. Фокус состоит в том. что передаваемый код невозможно расшифровать не оставив информационного следа. Попытка же вскрытия меняет состояние квантовой системы, при этом код нарушается.

Декогеренция и тонкие планы бытия

Термин декогеренция, как следует из самого названия, обозначает процесс потери нелокальной связи между элементами квантовой системы. При этом, очевидно, уменьшается квантовая запутанность (распадается информационное единство) и исчезает согласованность частей целого, наблюдаемая в максимально запутанном состоянии. Элементы квантовой системы начинают локализоваться, всё более отделяясь друг от друга по определённым характеристикам исходного, общего состояния. Расщепление белого цвета на составляющие его цвета при помощи преломляющей призмы даёт наглядный пример декогеренции[8]. Здесь преломление через призму являет собой процесс измерения, или в широком смысле энергоинформационного обмена светового луча (волны) и окружения. До вмешательства зондирующего действия призмы не существовало каналов, по которым бы информация о цвете могла поступать вовне. Но ведь для того, чтобы распознать любой цвет, например красный, необходим цветовой контраст (любой отличный от красного цвет). Внутри белого цвета нет никаких контрастов, поэтому цвета неразличимы. Они пребывают в единстве квантовой суперпозиции. Как утверждал Гермес Трисмегист: «мир является невидимым в своей целостности». Наличие в белом цвете разноцветных слагаемых проявляется за счёт контраста в углах преломления, который возникает как следствие разной частоты колебаний световых волн, соответствующих разным цветам. Именно эта характеристика в данном примере послужила каналом для энергоинформационного обмена с наблюдателем (подробнее этот пример обсуждается в статье «Квантовая щель в метафизику»).

Итак, декогеренция «включается» если система перестает быть информационно замкнутой и у нее возникает энергоинформационный обмен с окружением. Чем интенсивнее этот обмен, тем быстрее исчезает квантовая запутанность элементов. Интенсивность энергоинформационного обмена в свою очередь определяется энергетическим градиентом. Если в силу тех или иных обстоятельств у первоначально замкнутой квантовой системы появляются каналы, по которым происходит энергоинформационный обмен с окружением (утечка), декогеренция становится неизбежной. Зондирующее действие приборов наблюдения в экспериментах на микрообъектах вносит столь значительный градиент, что энергоинформационный обмен происходит практически мгновенно. Термин «схлопывание волновой функции» и соответствующий ad hoc формализм отражает именно это. По словам В. Зурека, одного из авторов теории декогеренции, «фактически, измерение есть срежессированная человеком версия декогеренции, при которой роль окружения берет на себя измерительный прибор, транслирующий информацию о квантовой системе на макроскопический уровень».

Теперь мы подошли к ответу на первый из двух онтологических вопросов В.Гейзенберга: «Почему макрообъекты не проявляют квантовой запутанности, но всегда воспринимаются и описываются как локальные (сепарабельные)?».

На материальном плане бытия человек, познающий мир, всегда пребывает в открытой системе, элементы которой, включая человека, постоянно взаимодействуют, обмениваясь энергией и информацией. Причём на макро-уровне реальности этот обмен включает мощные, «дальнобойные» поля (электромагнитное и гравитационное). Здесь внешним окружением пренебречь невозможно. Следствием этого является кажущаяся изолированность объектов и полная адекватность их классического описания. На микро-уровне интенсивность обмена с внешним окружением падает, и системы элементарных частиц могут рассматриваться как квазизамкнутые, т.е. лишенные энергоинформационной связи с окружением. В таких системах проявляются квантовые «парадоксы» нелокального модуса реальности. Заметим, что свойства, по которым микрообъекты проявляют свою нелокальную природу (квантовую запутанность), относительно немногочисленны и не сопряжены с силовыми полями, по которым возможен энергоинформационный обмен. Таковы, например спиновые ориентации. Такие свойства микрообъектов, по которым происходит их квантовая запутанность, называется внутренние степени свободы[9]. Общее число степеней свободы, по которым между элементами изначально целостной квантовой системы может происходить энергоинформационный обмен с окружением в общем случае велико, и оно нелинейно возрастает с увеличением размеров и структурной сложности элементов. Именно поэтому постоянно длящееся становление неживой материи из информационного источника в процесс декогеренции наблюдаемо лишь на уровне микрообъектов, где квантовой запутанностью еще нельзя пренебречь, а макрообъекты выглядят стабильными и локальными (взаимно независимыми) формами. Впрочем, при наблюдениях  на уровне микрочастиц скорость энергоинформационного обмена столь велика, что декогеренция не воспринимается, как процесс (отсюда и термин «схлопывание волновой функции»). Иное дело декогеренция макрообъектов живой природы с колоссальным числом внутренних степеней свободы. Здесь энергообмен с окружением происходит медленнее и затрагивает тонкие планы бытия. Об этом речь пойдет в следующем разделе.

Если в соответствии с онтологической интерпретацией квантовой физики исходить из первичности непроявленного (информационного) модуса реальности, то весь видимый (в том числе и при помощи приборов) или проявленный на материальном плане мир есть результат декогеренции исходной квантовой суперпозиции вариантов проявления (см. подробнее «Декогеренция и появление классического мира в квантовой теории»). Если далее учесть, что декогеренция на уровне живой материи происходит не мгновенно и не по всем степеням свободы, но лишь по внешним (допускающим энергоинформационный обмен), то совершенно естественным станет многоплановая структура реальности. Иерархия энергетических планов бытия (тонких миров) известная из теософии получает в концепции декогеренции теоретическое обоснование. Объекты проявленного (материального) плана, доступные восприятию человека (в том числе и при помощи приборов), представляют собой лишь проекции более полных их описаний, включающих внутренние степени  свободы, по которым они остаются в квантово-запутанном состоянии (подробнее об этом см. «Эгрегоры и тонкие планы бытия»). Более того, весь материальный мир, который в материалистической парадигме познания является единственной объективной реальностью, с позиции онтологической интепретации квантовой теории является конечным продуктом декогеренции. В этом смысле плотная материя, доступная человеческому восприятию, вторична по отношению к непроявленному  (не доступному восприятию) модусу реальности, из которого, как из источника всех доступных возможностей он и реализуется.

Заметим, что этот фундаментальный вывод не нов. Древний символ веретена, как атрибута Матери мира, имеет сакральный смыл. Тайное эзотерическое искусство пряжи  (Персидский ковер) символизирует проявление видимого мира из невидимого. Ковер – это мир, но у него есть ткач, который находится вне пространства и времени. Сакральный смысл ткача станет понятен из ответа на второй онтологический вопрос Гейзенберга.

Самотворящая вселенная

Онтологическая интерпретация квантовой теории, как отмечалось выше, должна отвечать на вопрос: «Что же на самом деле происходит в реальности в отсутствии познающего её наблюдателя?». Механизм становления материального мира из непроявленного источника потенциальных возможностей в принципе  обоснован в теории декогеренции. На уровне микрочастиц, из которых состоит вся видимая материя, этот процесс столь стремителен, что «становление», как процесс, остаётся неуловимым для человеческого восприятия. Поэтому  макрообъекты воспринимаются стабильными, а законы классической физики адекватно описывают их взаимодействия. Вместе с тем невозможно исключить влияние наблюдателя из квантово-механического описания экспериментов, подтверждающих само существование непроявленного модуса реальности и переход от него к проявленному модусу. Кто же тогда постоянно наблюдает за процессом становления плотной материи из информационного источника в масштабе вселенной? В теории квантовых измерений присутствие наблюдателя, который объединяет в себе человека и его приборы, подразумевается априори. Теория декогеренции, претендуя на общность,  уходит от прямого ответа на этот вопрос, определяя любое квантовое измерении как «срежессированную человеком версию декогеренции» (см. В. Зурек «Декогеренция и переход от квантового мира к классическому»). Остаётся предположить присутствие во Вселенной некого универсального и постоянного наблюдателя, обеспечивающего непрерывность становления материального мира. По образному выражению Филиппа Бола «Вселенная всегда смотрит». Это предположение старо, как мир! Своими корнями оно уходит в глубину веков, когда архетип Творца в коллективном бессознательном человечества только зарождался. Нет ничего удивительного в том, что по мере развития культурного многообразия этносов на этой основе возникали и развивались мифологии, духовные учения и религии, в которых архетип Творца приобретал все более антропоморфные черты. Удивительно то, что лишь к концу прошлого века вывод о глобальной одухотворенности Вселенной перестал быть «антинаучным» среди астрофизиков и квантовых физиков.

Приступая к обсуждению основополагающей концепции Д.Бома о непроявленном информационном источнике всего сущего, необходимо внести ясность в понимание самого термина «информация» и его толкования в квантовой теории информации.

Информация

Австрийский философ Людвиг Витгенштейн утверждал, что почти все недоразумения и взаимонепонимания в философских дискуссиях по поводу науки возникают из-за неправильного употребления терминов. Чем глубже спрятан скрытый смысл термина, тем выше неопределенность в его понимании и толковании. По поводу понятия «сознание», например, споры среди философов идут с момента зарождения философии, но единой точки зрения нет и до сих пор (см. подробнее «Непознаваемое сознание: проблема сознания в философии и психологии»). Нечто подобное происходит и с понятием «Информация». Это не удивительно, поскольку эти термины затрагивают очень близкие в сакральном плане смыслы. Здесь мы поговорим об информации, стараясь (насколько это возможно) не касаться обсуждения темы сознания.

Информация в бытовом смысле это некоторое знание об изучаемом объекте. Приращение  в знании о феномене ассоциируется с приобретением информации о нем. Заметим, что при этом собственно «информация» мыслится чем-то внешним, в равной мере относимым к любому изучаемому феномену. Не случайно, обработка информации на компьютере (копирование, архивирование, обмен и т.д.) не зависит от того, о чем идет речь. Поэтому информация это некоторое универсальное свойство любого феномена. Вместе с тем в эзотерической литературе мы постоянно находим термин «информация» по соседству с термином «энергия». Есть даже термин «энергоинформационный» (канал, обмен, взаимодействие). Как знания можно соотнести с энергией?

Для того, чтобы разобраться в смысле любого сложного термина полезно изучить историю его становления. Обратимся к истории возникновения термина «ИНФОРМАЦИЯ».

Все началось с попытки получить количественную меру степени неупорядоченности системы (например, газовой смеси), как способности рассеивать внутреннюю энергию. В качестве такой меры в классической термодинамике Рудольфом Клаузиусом в 1865 году было введено понятие энтропии. Термодинамическая энтропия определяется как интегральная функция теплового состояния системы. Увеличение энтропии при нагреве системы (переходе из состояния 1 в состояние 2) равно приведённому количеству тепла, которое надо сообщить системе. В этом смысле энтропия аналогична энергии, которая также является мерой параметров состояния системы. Неудивительно, что термодинамическая энтропия использует единицы исчисления энергии. В классической физике макросостояние любой системы (например, все той же газовой смеси) определяется, как сумма микросостояний её составных частей (молекул газа). Проследить каждую молекулу невозможно, но можно получить некую среднюю, обобщенную энергетическую характеристику по всей системе. Именно такой характеристикой и служит в термодинамике энтропия. Поскольку энтропия является интегральной функцией состояния, то она не зависит от того, как осуществлён переход из одного состояния системы в другое, а определяется только начальным и конечным состояниями системы. Таким образом, энтропия в термодинамике это не что иное, как интегральная мера знания о состоянии системы.

Понятие энтропия, как мера организованности материальных форм, часто используется также при описании эволюционных процессов в живой материи. Здесь биосфера представляется как сверхсложная самоорганизующаяся структура, «питающаяся» отрицательной энтропией солнечного излучения.  Считается, что сложность структурной организации системы влияет на ее устойчивость. Причем если в неживой природе увеличение сложности приводит к снижению устойчивости системы, то в живой природе сложные организации устойчивее. Это проявляется в том, что сложный организм проявляют больше способности к выживанию, чем каждый из его элемента в отдельности. (Подробнее об этом см.Дж. Лилли. Программирование и метапрограммирование человеческого биокомпьютера в кн. «Биологические прототипы и синтетические системы», изд. «Мир», М., 1965).

С появлением теории информации, анализирующей кодирование и передачу сообщений по каналам связи, понятие энтропии было напрямую связано с понятием информация. Информационная энтропия численно равна количеству информации, приходящемуся на один символ передаваемого сообщения. Чем больше символов включает используемая кодировка (первичный алфавит), тем выше информационная энтропия, приходящаяся на один его символ.

На первый взгляд трудно уловить общность между термодинамической и информационной энтропией. Однако, если толковать понятие состояние системы шире, то связь станет очевидной. В самом деле, термодинамическая энтропия тем выше, чем больше число микросостояний системы. Но чем больше это число, тем выше неопределённость текущего состояния системы. Информационная энтропия измеряется логарифмом числа доступных состояний системы, т.е. также является мерой неопределённости состояния, а прирост информации по Клоду Шеннону равен утраченной неопределённости. Минимально допустимое для кодировки число символов алфавита (степеней свободы семиотической системы) равно двум: «Да» и «Нет», «Вкл.» и «Выкл.». Если использовать в основании логарифма это число, то получим единицу информации 1 бит (от англ. bit — кусочек), как степень, в которую нужно возвести два, чтобы получить число степеней свободы бинарной системы (2). Система с двумя степенями свободы обладает минимально возможной непредсказуемостью, поэтому минимально возможная информация (1 бит), связывается с одним из двух её возможных состояний.

Остается добавить, что в теории информации и кодирования чаще используется собственная информация, которая определяется через вероятность появления того или иного символа (состояния системы кодирования). Заметим, что в случае равной вероятности появления того или иного состояния, число возможных состояний (N) и вероятность появления каждого из них (р) взаимно-обратны (р = 1/ N). Поэтому перед логарифмом в формуле Шеннона, определяющей прирост информации, стоит минус (подробнее см. А.С. Гуменюк и Н.Н. Поздниченко «Теория информации и кодирования»).

Итак, понятие информации в физике и в семиотике (науке о знаковых системах) совпадают и по смыслу, и почти формально. При этом в классической физике информация остается некой внешней, интегральной характеристикой внутреннего энергетического состояния системы. Иными словами, информация не является еще первичным, имманентным (т.е. изначально присущим) свойством, если угодно – физической сущностью реальности, но привязывается к изучаемым физическим процессам, чтобы характеризовать наше знание о них.

Квантовая информация

По аналогии с элементарным двоичным кодом, как основой исчисления информации в классической физике, в квантовой физике, изучающей состояния системы, а не её свойства, элементарному приращению (единице) информации ставится в соответствие элементарная бинарная система (квантовая диада) с двумя возможными состояниями. Переход из одного состояния в другое здесь эквивалентен приращению знания (информации) в один кубит. Это и есть единица измерения информации в квантовой теории информации. Как и прежде, специфика состояний системы вторична. Речь может идти об ориентации вращательного спина или полярности магнитного диполя. Важно, чтобы таких состояний было всего два.

В концепции первородных альтернатив Карла фон Вайцзеккера в качестве таких полярных состояний квантовой диады выступают универсальная пара «проявленное — непроявленное». Его ключевая идея состоит в том, что любую, сколь угодно сложную в структурном отношении материальную форму можно представить набором реализующихся (проявляющихся) простейших, бинарных альтернатив (первичных альтернатив). Таким образом, первородные альтернативы задают базис для количественного описания квантовой информации, как меры неопределенности состояния квантовой системы. Эволюция для Вайцзеккера – мера структурной сложности воплощенных форм. На каждом ее этапе происходит приращение информации, т.е. сложности (множественности) форм.

Может показаться, что понятие первородной альтернативы Вайцзеккера, как элементарного информационного кирпичика в основе мироздания, слишком абстрактно и далеко от реалий материального мира, в котором мы проживаем свои земные жизни. Но это не так. Уже сегодня кодирование на основе кубитов, широко используется в прикладных приложениях квантовой физики: в квантовых криптографических системах, которые обеспечивают абсолютную защиту связи от подслушивания и в разработке квантовых компьютеров, возможности которых по быстродействию и памяти несопоставимо выше, чем у обычных компьютеров, построенных на принципах двоичного кода. Другое дело, что за прикладным аспектом теории квантовой информации часто теряется её фундаментальный онтологический смысл.

В отличие от классической физики, в онтологической интерпретации квантовой физики информация, как мера неопределенности состояния квантовой системы, фундаментальна и первична. Её фундаментальность состоит в том, что она сохраняется даже тогда, когда система находится в нелокальном (непроявленном) состоянии. Первична же она потому, что ее можно считать «исходной субстанцией», из которой в процессе декогеренции могут «проявляться» локальные объекты, доступные наблюдению.

В нелокальном состоянии потенциально возможные варианты воплощения квантовой системы путём декогеренции, т.е. энергоинформационного обмена с окружением, присутствуют одновременно. Неопределённость будущего воплощения здесь, очевидно, максимально возможная. Следовательно, максимальна и её мера – информация. По сути, в чистом нелокальном состоянии (состоянии первоисточника) присутствует лишь информация, как самая тонкая из возможных форм энергии. В ходе декогеренции все больше степеней свободы системы «включаются» в энергоинформационный обмен с окружением и теряют свою квантовую запутанность. Наконец в финале, при полной локализации системы, она лишается всех своих внутренних степеней свободы и воплощает в себе лишь один из исходного множества возможных вариантов. Неопределенность материализованной системы падает до нуля. Иными словами, согласно информационной интерпретации квантовой теории, декогеренция конвертирует информацию первоисточника в материю (подробнее об этом см., например,«Декогеренция и появление классического мира в квантовой теории»). Но если на уровне непроявленного первоисточника всего сущего нет ничего кроме информации, которая в ходе последующего энергоинформационного обмена конвертируется в материю, то первая строка Евангелия от Иоанна — «Вначале было слово» — наполняется физическим смыслом! Сам же Информационный Первоисточник в таком контексте суть не что иное как: Род (состояние Космоса во время Пралайи) в древнейшей книге Дзиан, из которого прорастает первичное состояние бытияЛогос ГераклитаСвятой Дух христианской ТроицыВеликая Пустота (Пракрити) в Упанишадах и РигведахПрасреда (Нирвана) согласно толкованию учения о дхармах раннего Буддизма.

А если уж говорить об «элементарных кирпичиках» мироздания, то это вовсе не элементарные частицы (молекулы, атомы или кварки), но скорее кубиты, из которых последние воплощаются при декогеренции. Именно так следует понимать одно из самых цитируемых высказываний другого классика квантовой информационной теории Дж. Уилера: «It from Bit» («Все происходит от информации»), которое метафорично отражает его идею, что каждый элемент физического мира имеет в своей основе, на самом глубинном уровне нематериальный информационный источник.

ИН_ЯНВы спросите: «Неужели и кубит это тоже что-то хорошо забытое?». Лучшим ответом будет обращение к  классическому символу древнекитайской мифологии «инь-ян». Дословно «инь» и «ян» обозначают разные склоны одной горы — тенистый (непроявленный) и солнечный (явный) соответственно. Философское же содержание их обращает нас непосредственно к кубиту, как элементарному цикличному процессу «воплощение-развоплощение». В самом деле, согласно «Канону Перемен» («Тай цзы», Великий Предел) это символ созидательного единства противоположностей во Вселенной. Когда говорят, что «Инь присутствует в Ян», а «Ян присутствует в Инь», то имеется в виду неразделимое сосуществование двух альтернативных состояний: непроявленного (Инь) и проявленного (Ян), взаимный переход между которыми определяет вечный процесс становления Вселенной (круговорот Духа) — Дао.

Непроявленный порядок и холодвижение Девида Бома

Книга профессора Лондонского Университета Девида Бома «Целостность и импликативный порядок», изданная в 1980-м году явилась не только философским основанием онтологической интерпретации квантовой теории, но и поворотным пунктом в эпистемологии, который возвращает квантовую теорию в лоно метафизики.

Отправной точкой концепции Бома послужила идея голографического сжатия и последующей развертки информации о трехмерных формах. В нем, по сути, воплощен известный Герметический принцип соответствия «Как внизу, так и вверху». Однако, по мере разработки своей концепции, Бом все дальше уходил от статичности голограммы к процессуальной философии А. Уайтхеда, обогащая ее положениями квантовой теории информации. Так появилась концепция холодвижения, придавшая динамизм его изначальному подходу.

Оригинальный термин Дэвида Бомаimplicate – в переводе с латыни, означает «запутывать» или «свёртывать внутрь». В приложении к квантовой теории он ассоциирован с термином «квантовая запутанность», введенным для обозначения нелокального (чистого) состояния системы. В этом первичном состоянии энергия системы представлена на информационном уровне, где все потенциально возможные варианты развития системы сосуществуют в нелокальном единстве (градиенты энергии отсутствуют). А само развитие (декогеренция) заключается во все бόльшем проявлении одного из вариантов по мере включения системы в энергоинформационный обмен с окружением. Корень слова implicнеявный отражает глубинную, информационную суть квантово запутанного состояния.

Обратимся теперь к термину  order – порядок. Очевидно, он имеет субъективную коннотацию, т.к. связан с рационализацией человеческого восприятия. Набор цифр 1,2,3,4,5 представляется упорядоченным лишь в этой или инверсной ей (убывающей) последовательности. Любая другая последовательность, например 2,5,3,4,1 –воспринимается хаотичной. Невозможно объяснить «Почему?». Это так в силу бессознательного ощущения (прямого знания) гармонии. Случайная последовательность звуков, скорее всего, даст ощущение какофонии, и лишь их неслучайная, тоническая последовательность будет воспринята человеком как музыка. Тоже самое — и со случайным набором мазков на холсте в сравнении с шедевром живописи. Итак, «проявленный порядок» гармоничен, а непроявленный – содержит все возможные комбинации.  Если ощущение гармонии определить в качестве интуитивного восприятия целостности, то переход от непроявленного порядка к проявленному есть не что иное, как воплощение изначальной целостности (информационный план) на уровне плотных энергий (материальный план), доступных человеческому восприятию.

Утверждая непроявленный (информационный) порядок, в качестве первичного по отношению к проявленному (видимому, доступному измерению), Дэвид Бом, как мы уже отмечали, следовал в фарватере процессуальной философии А. Уайтхеда. Если попытаться выразить эту философию одной фразой, то получим следующее утверждение: «Видимая вселенная организуется (управляется, контролируется) некой разумной целостностью, в которой какие-либо взаимоотношения её элементов подчинены глобальным целям саморазвития этой целостности». Здесь становится очевидным, что оба философа, образно говоря, «стояли на плечах гигантов» древней философской мысли, перефразируя буддийские идеи «Таковости бытия» (Татхата)  или Первородной пустоты (Шуньята), обобщенные позднее в архетипах Творца. Однако, связь концепции Бома с квантовыми феноменами, не укладывающимися в каноны классической физики, заставляет не только пересмотреть привычные представления о первичности, но и изменить сам способ рассматривания. В этом смысле концепция непроявленного порядка — современный аналог древней метафизики, предшествовавшей религиозным убеждениям и основанной на интуитивно холистическом способе воззрений.

В самом деле, если принять утверждение о первичности непроявленного порядка за аксиому, то видимый порядок во многом является порождением ментальных конструкций человека. Но человек, изначально пребывающий в ловушке двойственного восприятия, склонен принимать иллюзию своей отдельности за «объективную» реальность. Именно так возникают его убеждения в абсолютной изначальности трехмерного пространства и стрелы времени, устремлённой из прошлого в будущее; локальности и причинности взаимосвязей объектов природы; нереальности всего того, что не доступно его восприятию и т.д. Именно поэтому появляются неразрешимые парадоксы, когда человек сталкивается с нелокальностью квантовых корреляций при попытке измерений в микромире или испытывает трансперсональные переживания на уровне собственной психики.

Но если состояние целостности обладает пусть не проявленной, но первичной реальностью, то в проявлении своих частей, она будет безразлична к тому, где именно они располагаются и в какой последовательности возникают. В нелокальности пространства и времени просто не существует. Само состояние целого таково, что организует свои части, руководствуясь неким трансцендентным планом (Телосом), понять который человеку с его двойственным восприятием просто не дано. Все, что нам доступно – это наблюдать и анализировать проявления этого плана в материальном мире.

Наглядные примеры разворачивания (воплощения) свернутого (непроявленного) информационного порядка в порядок материальный даёт живая природа. Семя, прорастая сквозь питающий слой почвы, порождает достаточно сложный в структурном смысле росток, развивающийся в еще более сложно организованное растение. Зародыш любого организма, питаемый материнскими соками, в сжатой форме проходит основные фазы филогенеза своего вида и актуализирует заложенные в нем потенциалы в собственном онтогенезе. Во всех случаях молекулы ДНК, представляющие собой свёрнутую в спиралевидную форму своих молекул генетическую информацию, последовательно разворачивают (воплощают по шагам) программы роста растения или организма. Каждый элемент сложно структурированной живой системы внутренне связан в своей функциональности со всеми остальными частями через единый план развития. Именно поэтому генетическая информация развертывается и овеществляется не синхронно, но так, чтобы в нужный момент составные части целого были готовы актуализировать новое качество холона (системы в целом), не сводимое к сумме качеств его составных частей. Так в биосфере реализуются системные принципы гетерохронии и самоактуализации (подробнее об этом см., например Александров Ю.И., «Системно-эволюционный подход»). Благодаря этому, в частности, обеспечивается основное требование выживания новорожденного — гармоническое соотношение структуры и функций его организма с условиями среды.

Аналогичные примеры для неживой природы не столь наглядны, поскольку проявляют себя слишком быстро и лишь на уровне микромира, где квантовой запутанностью (информационной целостностью) еще нельзя пренебречь. Однако именно эти примеры зафиксированы квантовыми физиками в качестве квантовых скачков электрона с орбиты на орбиту, неопределённости их пространственного положения или нелокальной корреляции их спинов. С холистического ракурса рассмотрения, предложенного Дэвидом Бомом, видимое непрерывное движение любой микрочастицы в равной мере представимо и как волновое, и как корпускулярное. В любом случае череда элементарных  циклов развёртывания-свертывания в зависимости от способа наблюдения оставляет либо интерференционный след волновых фронтов, либо трассы полета частиц. Так в масштабе микромира, квантовые эксперименты проявляют непрерывный и вечный процесс постоянного воссоздания неживой материи из информационного источника (декогеренции) и обратный ему процесс – развоплощения (рекогеренции). Что касается квантовой теории, то на языке математики (волновой функции) она описывает как соответствующее волнообразное движение, в котором существует непрерывное проявление информационного целого в локальную форму материального плана и обратный ему процесс развоплощения. Соответствующая теория описывает на языке математики непрерывный цикл смены полярных состояний системы: от непроявленного к проявленному и обратно (подробнее об этом см., например Зурек В., «Декогеренция и переход от квантового описания к классическому» )

Это универсальное движение развёртывания непроявленного порядка в проявленный и обратного ему свёртывания Д. Бом назвал Холодвижением (от греческого holo – целое). Предположение Бома об универсальности заключается в том, что холодвижение лежит в основе рационализации человеческого восприятия макрообъектов, порождающей сущностную иллюзию их стабильности и независимости друг от друга. Так, например, человек склонен видеть в водовороте сущность, существующую отдельно от потока воды, его порождающего. Но если цикличность холодвижения на уровне неживой материи скрыта на уровне микрообъектов, то на уровне сложно организованной живой материи холодвижение становится очевидным и на макроуровне. Разница между макрообъектами неживой и живой природы состоит в числе внутренних степеней свободы, по которым возникает квантовая запутанность и разрушительный для нее энергоинформационный обмен с окружением. У живой материи это число на много порядков больше (см. подробнее Букалов А.В.«О количестве информации в живых организмах и степени их упорядоченности»). Это связано с тем, что с повышением связности элементов и самоорганизации, характерный для всех живых систем, уровень упорядоченности, измеряемый падением энтропии, увеличивается экспоненциально, как математически доказал Клод Шеннон. По выражению одного из отцов квантовой механики Эрвина Шредингера: «Жизнь питается негативной энтропией«. Именно поэтому живые системы развиваются, подчиняясь относительно долгоиграющим программам, а неживые – мгновенно исполняемым законам. Именно поэтому процесс воплощения (декогеренции) и обратный ему — развоплощения (рекогеренции) в живой материи продолжаются намного дольше и, более того, оставляют свои следы на тонких планах бытия (см. подробнее В.Н. Волченко, «Миропонимание и психоэтика XXI-го века»).  В частности след холодвижения на эфирном плане хорошо изучен в биофизике, как для растений, так и для животных. Впервые он был описан в качестве морфогенетического (биологического) поля российским ученым А.Г. Гурвичем сто лет назад. В настоящее время эфирный двойник человеческого организма – аура — хорошо изучен. Если толковать жизнь, как проявление генетической информации в онтогенезе, то очевидно она актуализирует себя не только на самом плотном, материально плане бытия, но и на более тонких планах. Соответствующие «двойники» следует скорее рассматривать как чертежи или матрицы, по которым «собирается» более плотное тело, поскольку они являются первичными по отношению к нему. Не случайно на фазе развоплощения циклического холодвижения, которое в живой природе ассоциируется с умиранием, тонкоматериальные прообразы живых систем хранят свою стабильность и некоторое время после их биологической смерти. Холодвижение в живой природе обобщает концепция Информационного метаболизма Анджея Кемпинского.

Человек, как наиболее сложно организованная живая система, обладает потенциалом доступа к информационному первоисточнику (непроявленному порядку) всего сущего, что наделяет его самосознанием и способностью к его расширению. Биологическая жизнь и смерть человеческого организма лишь видимая часть человеческого холодвижения, которое затрагивают не только плотное, физическое тело, но и все его тонкоматериальные продолжения. С позиции концепции холодвижения они составляют общий цикл воплощения-развоплощения непроявленного порядка, который испокон веков ассоциируется в коллективном бессознательном ноосферы с архетипом Творца. В теософии холодвижение человеческой души известно, как учение об эволюции человеческой монады (см. например, Ч.У. Ледбитер  «Монада»). Идея холодвижения человека наиболее явно выражена в представлении о реинкарнации человеческой души в Индуизме. Она же красной нитью проходит через мифы и религиозные учения многих культур. Вечную тему перевоплощения человеческой души известный мифолог Джозеф Кэмпбелл обозначил как Универсальный миф человечества, которому он дал название «Путешествие героя». В Евангелие она представлена притчей о возвращении блудного сына. Но, видимо, древнейшим описанием человеческого холодвижения следует считать Великие Арканы Таро, образующие Священную Книгу Тота. Здесь то, что сегодня названо холодвижением, представлено в символьном виде как Великий Круговорот Духа, последовательно просветляющий каждую, вовлеченную в него, человеческую душу. Вот, что пишет по поводу этих сакральных скрижалей Елена Петровна Блаватская в своей «Тайной Доктрине»: «.. Это есть квинтэссенция философий и верований; это есть Альфа и Омега; это есть Свет, Жизнь и Мудрость Вселенские… Древность Священных Арканов Таро, этого хранилища сакрального знания теряется в ночи времен. Они восходят до эпохи несравненно более древней, чем время Моисея».

Антропный принцип и вселенная соучастия Уилера

Итак, непроявленный Первичный информационный источник всех возможностей проявляет одну из них в форме Вселенной, в которой на определённом этапе возник и развивается носитель осознанности — человек[10]. Является ли эта реализация случайным результатом усиливающегося энергообмена уплотняющихся форм (декогеренции), или она определена сознательным выбором Наблюдателя (редукцией волновой функции)?

Аналитический способ мышления, базируясь на материалистическом философском основании, отдает предпочтение первой версии. Согласно «единственно верной, научной» космологической версии, Вселенная появилась в результате Большого взрыва, произошедшего примерно 14 млрд. лет назад . Все ее последующее развитие, включая зарождение жизни и человека на Земле – результат убывания изначально колоссальной энтропии, которое приводит с течением времени к неравномерному остыванию и конденсации материи в пространстве, порождающему образование созвездий, планетарных систем и жизни на подходящих для этого планетах. Вопросы о том, что было до Взрыва, или почему произошел Взрыв, в этой механистической теории не рассматриваются, как некорректные. Зато модель равномерно разбегающейся и остывающей Вселенной, хорошо вписывается в Ньютоно-картезианскую парадигму классической физики. Такая модель не нуждается в Творце. Зато она удобна для астрологических прогнозов и обоснования Дарвинизма. На уровне неживой природы она воспроизводит гигантский механизм, хорошо описываемый классической физикой. На уровне живой материи она остаётся физичной, относя все неудобные психические проявления (эмоции, чувства, разум, сознание и т.п.) к эпифеноменам сложно построенных материальных структур.

Холистический способ мышления, базируясь на философском основании холизма, отдает предпочтение второй версии. Создатель философии холизма Яна Христиан Смэтс в своем главном труде «Холизм и эволюция», изданном в 1926 году, задолго до публикации работы Дэвида Бома, утверждал, что природа гармонична на всех уровнях своей иерархии: «…Даже в неорганической материи ясно прослеживается тенденция к формированию структур или целостностей; ее можно проследить в строении атома и свойствах химических соединений. Эта тенденция еще более очевидна в живой клетке, поведение которой нельзя объяснить законами механики, поскольку клетка является наглядным примером подчинения чрезвычайно сложной системы частей интересам целого. С появлением разума контроль, осуществляемый этой целостностью, обретает сознание, и развитие начинает происходить гораздо более быстрыми темпами».

Если исходить из концепции холодвижения Бома, то в основе гармонии проявленного порядка, наблюдаемого на всех уровнях Вселенной, лежит разумный замысел Творца (Телос). Косвенно этот вывод подтверждает тот факт, что стабильность плотных форм наблюдаемых во Вселенной жестко обусловлена численными значениями ряда фундаментальных физических констант (постоянная Планка, гравитационная постоянная, скорость света и т.д.). Если бы значения этих констант были хотя бы немного другими, то было бы невозможным существование ни атомов, ни звезд, ни галактик, ни зарождения и эволюции жизни, приведшей к появлению человека. Этот факт был сформулирован английским математиком Б.Картером в 1975 году, как Антропный принцип развития Вселенной, который гласит: «Вселенная (и следовательно, фундаментальные параметры, от которых она зависит) должна быть такой, чтобы в ней на некотором этапе эволюции допускалось существование наблюдателей».

По-видимому, вопрос «Возможно ли существование Вселенной лишённой телоса (смысла)?» мучает человека с момента зарождения в нем осознания себя, как с субъекта познания. Ответ на него был дан задолго до рождения квантововй физики и её онтологической интерпретации в теологических инсайтах человечества. Он сводится к тому, что Вселенная без человека была бы немой, и что человеческое сознание есть её «голос», проявленный на материальном плане.

Американский физик-теоретик Джон Арчибальд Уилер, отталкиваясь от Бомовской концепции холодвижения, отвечал не него отрицательно. Более того, участие разумного начала он рассматривал, как организующий принцип становления материального мира в том виде, в котором он представляется человеческому восприятию, рационализации (приданию смысла) и последующему научному описанию. «Физический мир с его законами, постулатами, описаниями и объяснениями  возникает как результат человеческого представительства (участия) в его изучении» — утверждал Дж. А. Уилер в своей книге «Дόма во Вселенной». Это человеческое представительство (участие по Уиллеру) неявно входит в схему «квантовых принципов», которые лежат в эпистемологической основе онтологической интерпретации квантовой теории. Он формулировал эту основу так: «Природа в её физическом понимании не является чем-то исключительно внешним, (объективным) по отношению к человеку. Её видимый порядок формируется в результате взаимодействия интеллектуального начала человека (способного задавать вопросы и получать ответы) с вмещающей его средой обитания (у которой оно спрашивает и от которой получает ответы)». Далее Уилер пишет: «Ничто так не изумляет в квантовой механике как то, что она позволяет серьёзно утверждать, что Вселенная была бы ничем без наблюдения за ней, точно также, как электромотор будет мёртв без подключенного к нему электричества». Физическая реальность наблюдаемого нами порядка  по Уилеру проявляет себя как эволюционирующий комплекс смыслов (значений) постепенно проявляющийся во взаимообмене вопросов, которые человек, как субъект познания, адресует к ней и ответов, которые он получает и осмысливает. В этом активном интерфейсе с наблюдателем Первичный информационный источник (непроявленный порядок) формирует то, что называется физической реальностью или Природой. Ноосфера, как представительство Мирового Разума в Биосфере земли изображается Уилером как сеть наблюдателей, которые посредством познавательной деятельности устанавливают значения (смыслы) того, что называется «физическая реальность». «Сама же физика, – пишет Уилер, — лишь инструмент для того чтобы делать запрос реальности и получать от неё ответ».

В такой трактовке вторая проблем антропоцентризма онтологической интерпретации квантовой теории, поднятая Гейзенбергом (см. выше) теряет свою остроту. В самом деле, если познающий вселенную человек – самоосознающий агент Мирового Разума, то через него последний, как Творец всего сущего, познаёт свое воплощение на данном материальном плане. Наблюдаемый же здесь порядок гармоничен постольку, поскольку он проявляется из информационного источника (тонкого плана бытия) посредством человеческого участия. Именно этим объясняется феномен стабильности и развития Вселенной, сформулированный в виде Антропного принципа. Вселенная соучастия Уилера представляется в итоге не бездушной механической машиной, но глобальной, одухотворенной и самопознающей системой, эволюционирующей в направлении реализации замысла Творца (Телоса).

Вселенная соучастия Уилера не является единственной гипотезой, поддерживающей идею одухотворенности Вселенной и наличие в её эволюции разумного замысла. Аналогичные идеи высказывали также квантовые физики: Амит Госвами, 2008, «Самосознающая вселенная. Как сознание создает материальный мир»; Фред А. Вольф, 2009, «Сновидящая Вселенная. Расширение сознания, или Там, где встречаются Дух и Материя»; Кейси Блуд, 2010 («A Primer on Quantum Mechanics and Its Interpretations »by Casey Blood); Генри Снэп, 2011 («Mindful Universe: Quantum Mechanics and the Participating Observer», by Henry P. Stapp ); Михаил Менский, 2016. «Сознание и квантовая механика».Пожалуй, наиболее разработанным в теоретическом плане вариантом онтологической интерпретации квантовой теории, стоящей на холистических основаниях, является Транзакционная интерпретации квантовой механики, данная мериканским математиком Дж. Крамером в 1986 г . Особенностью модели Крамера является то, что она вводит математическое описание объективного и субъективного времени как двух зеркально симметричных и комплексно сопряженных временных рядов, возникающих в акте взаимодействия субъекта и объекта, который можно интерпретировать как квантовое наблюдение или соучастие (в терминах Дж. Уилера). Так как эти ряды зеркально симметричны, то их можно было бы назвать левым и правым временем, и объяснить, таким образом, отражение в нашем сознании динамических процессов, происходящих в объективном мире. Здесь «объективный квантовый мир» – это неопределенное еще информационное состояние суперпозиции множества возможных вариантов воплощения, которое описывается комплексными операторами. Формально, то же самое можно сказать и о комплексно сопряженном ему «субъективном мире наблюдателя». И тогда лишь в акте наблюдения, в сознании наблюдателя возникает субъективный образ объективного мира, представленный действительными числами, как результат их комплексного сопряжения и взаимной аннигиляции их мнимых составляющих. Такой подход Д. Крамера позволяет рассматривать наблюдение как взаимный процесс энергоинформационного обмена, в котором любой квантовый объект, наблюдаемый в эксперименте и представленный в сознании наблюдателя, выступает одновременно и как квантовый субъект, вступающий с ним в информационную связь. Само же сознание можно толковать как активный интерфейс между Вселенной (физическое) и ее Наблюдателем (психическое).

С философской точки зрения, как отмечают российские философы Александр Симанов и Александр Спасков, подобная онтологическая интерпретация отражает идеи панпсихизма, согласно которым в природе все объекты, наряду с физическими свойствами, обладают элементами сознания. Это касается не только живой, но и неживой материи вплоть до её элементарных частиц. Широко известный современный исследователь сознания Дэвид Чалмерс называет такое свойство элементарных частиц «протосознанием». Подобные идеи, как известно, выдвигал и знаменитый российский ученый-самоучка  К.Э. Циолковский, который считал всю Вселенную живой и наделенной сознанием на всех уровнях её иерархии (см. подробнее К. Э. Циолковский «Монизм Вселенной»). Фундаментальным свойством сознающей материи является способность воспринимать, перерабатывать и возвращать значимую для нее информацию в первоисточник. Иными словами – участвовать в холодвижении. Подчеркнём, что в онтологической интерпретации квантовой теории информация не редуцируется к физике, но дополняет физическую реальность, являясь её источником. Однако её первичность в цикле холодвижения (декогеренция-рекогеренция) условна. Скорее воплощенную (физическую) и развоплощенную (информационную) реальности уместнее считать двумя аспектами (модусами) бытия. Роль первичности же, согласно монистической идее панпсихизма, принадлежит Сознанию, которое осуществляет ВЫБОР варианта воплощения из множества возможных в непроявленном информационном источнике. На глобальном уровне (макрокосм) речь идёт о Мировом Разуме, представленном в коллективном бессознательном человечества Творцом; на уровне человека, как агента Мирового Разума в материальной, антропной вселенной, – о разуме человека.

Если обратиться к истории возникновения монистической идее панпсихизма, то она корнями уходит в глубокую древность, к  анимистической основе метафизики, возникшей задолго до всех известных религий. Особенности архаичного сознания наших далёких предков, не так глубоко увязших в ловушке двойственного восприятия как современные люди, позволяли им интуитивно воспринимать окружающую их природу, как одухотворенный общий кров, где каждая былинка жива и каким-то образом функционально участвует в совместном бытии. Такое целостное восприятие себя в мире и мира в себе, приводило к одухотворению окружающей действительности, все явления и предметы которой наделялись желаниями, волей, чувствами, мыслями и т.п.

Заключение

Метафизическое понимание мира не достигается и не исключается наукой. Это способ когнитивного подхода к миру, переход от восприятия (перцепции) к личностному (субъективному) отношению с ним. Это способ взаимодействия с миром» утверждает видный греческий православный философ, богослов и писатель  Христос Яннарас

Три с лишним века безраздельного господства в умах и убеждениях человечества классической науки, основанной на философском базисе материалистического детерминизма, закончились. Это случилось в конце 20-х годов прошлого столетия, когда в интерпретации квантовой теории возобладал холистический подход, в котором нашлось место экспериментатору-наблюдателю. С этого момента «субъективная» составляющая получила равноправное место в научных описаниях реальности наряду с «объективной» составляющей. Последовавшие за этим онтологические интерпретации квантовой теории не только вернули естествознание в лоно, породившей её метафизики, но и произвели настоящую революцию в эпистемологии.

Согласно современным онтологическим интерпретациям квантовой теории, воспринимаемая органами чувств и измеряемая приборами «объективная» реальность не является первичной. На глубинном, непроявленном уровне (тонком плане бытия) она порождена из Первичного источника квантовой информации, где все потенциально возможные варианты её проявления пребывают в нелокальном единстве (в состоянии квантовой суперпозийии). С этой точки зрения, «первичными элементарными кирпичиками» мироздания являются не микрочастицы, но элементарные процессы их воплощения-развоплощения в материальном мире, получившие название элементарного цикла холодвижения. Сама же квантовая физика описывает не столько «объективную реальность» материального мира, сколько процесс её становления из нематериального мира первородной информации.

В такой трактовке Вселенная перестаёт походить на гигантский неодушевленный механизм, но представляется скорее одухотворенным организмом эволюционирующим в согласии с целостным замыслом Мирового Разума. Что касается человека, появившегося на определенном рубеже саморазвития этого глобального Организма, то он перестаёт быть случайной былинкой в небытии остывающей после Большого взрыва материи, но становится активным соучастником (со-творцом) его развития.

 

Литература

  1. Александров Ю.И., «Системно-эволюционный подход»
  2. Вольф Ф.А., «Сновидящая Вселенная. Расширение сознания, или Там, где встречаются Дух и Материя»
  3. Госвами А., «Самосознающая вселенная. Как сознание создает материальный мир»
  4. Гуменюк А.С. и Н.Н. Поздниченко «Теория информации и кодирования»
  5. Джон фон Нейман, «Математические основы квантовой механики»
  6. Крамер Дж., «Транзакционная интерпретация квантовой механики»
  7. Ледбитер Ч.У., «Монада»
  8. Мамчур Е.А., «В поисках информационной интерпретации квантовой механики»
  9. Менский М., «Сознание и квантовая механика»
  10. Нестерук А., «Вселенная соучастия Дж. А. Уиллера, как внутренний коррелят воплощённых субъектов и пример целесообразности в физике»
  11. Родина А.В., «Квантовая теория пра-альтернатив Вайцзеккера»
  12. Терехович В., «Существование квантовых объектов. Экспериментальная проверка метафизических установок»
  13. Хренников А.Ю., «Введение в квантовую теорию информации»
  14. Циолковский К. Э., «Монизм Вселенной»
  15. Blood , «А Primer on Quantum Mechanics and Its Interpretations »
  16. Bohm D., «Wholeness and the Implicate Order»
  17. Domenico G.E., KieferJ.С., Stamatescu J.K.-O and D. Zeh, «Decoherence and the Appearance of a Classical World in Quantum Theory»
  18. Stapp H.P., «Mindful Universe: Quantum Mechanics and the Participating Observer
  19. Wheeler J.A., «At Home in the Universe»

 


 

[1] Лишь гравитационное поле среди всех потенциальных полей оказывалось нелокальным (т.е. его действие не ограничивалось скоростью передачи энергии). С целью сохранения принципа локальности, Альберт Эйнштейн предложил рассматривать его не в качестве полевой структура, а в качестве свойств самого трехмерного пространства (его кривизны). Этим, в частности, объясняется название «черная дыра» для гравитационной сингулярности (бесконечности).

[2]     Вопрос по поводу конвертации энергии в энтропию в связи с приращением знания и действиями разумного существа был поставлен еще Максвеллом. Он представил мысленный эксперимент, в котором крошечный «демон» был размещен в небольшой дверной проем между двумя большими комнатами, заполненными газом. Если этот демон способен различить разный состав газовых молекул или их энергии и положения, и управляя дверью (без трения) пропускать один тип молекул и задерживать другой, то он легко сможет уменьшить энтропию, используя эту энергию для выполнения своей работы и нарушения второго закона термодинамики. Позже Лео Зилард заменил демона простым фильтром, в котором величина ячейки пропускала одни молекулы и задерживала другие в одном направлении, а в противоположном не пропускал никакие (дверца на выход). Фильтр в его мысленном эксперименте олицетворял ЗНАНИЕ. Результатом включения этого знания явилось постепенное уменьшение энтропии, поскольку пространство постепенно структурировалось. В данном случае знание работало как энергия структурирования, оправдывая выражение «энергоинформационное воздействие» (т.е. воздействие, в котором энергия неотделима от информации).

[3] фон Нейман утверждал: «Строго говоря, состояние – это лишь теоретические конструкции, в действительности в нашем распоряжении оказываются лишь результаты измерений…».

[4] фон Нейман утверждал: «Строго говоря, состояние – это лишь теоретические конструкции, в действительности в нашем распоряжении оказываются лишь результаты измерений…».

[5] 1.В частности он писал: «Упоминая сознание(разум), участвующий в зондирующем действии, мы всегда имеем в виду человека (экспериментатора). Возникает вопрос – а что было до возникновения человека? Существовало ли сознание (разум) само по себе? Думается, что удобно, следуя за Платоном, рассматривать «идеи» (разум, сознание), существующими вне человеческого мозга, иначе будет трудно говорить о состоянии вселенной до того, как в ней появился человек»

[6] Д. Бом иллюстрирует свою мысль на визуальном примере аквариума с рыбкой. Если у нас есть возможность наблюдать ситуацию с помощью двух видеокамер, снимающих рыбку в фас и в профиль, то мы увидим не один, а два объекта, находящихся между собой во взаимосвязи. Движение рыбки на первом мониторе будут «чудесным образом» согласованы с движением другой рыбки на втором. «Чудеса» в данном случае возникают только потому, что у нас нет информации о том, что мы наблюдаем за одной и той же рыбкой.

[7] Имеется в виду нормированное к условному максимуму энергетического градиента при сильных взаимодействиях в масштабах внутри атомных расстояний

[8] Подчеркнём, что это лишь наглядный пример. Белый цвет является результатом классической суперпозиции всех цветов. Привести наглядный пример квантовой суперпозиции невозможно, ибо она на наблюдаемом макроуровне не свойственна материальному миру.

[9] Число степеней свободы механической системы — это минимальное число независимых скалярных величин, задание значений которых необходимо для однозначного определения конфигурации системы.

[10] Согласно меогомировой интерпретации квантовой теории Хью Эверетта, Вселенная, в которой появился наблюдающий ее человек, лишь одна из множества разворачивающихся возможностей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>