Существует множество технологий манипулирования массовым сознанием, действующих как спусковые крючки для запуска глубинных психологических механизмов, которые приводят к требуемым манипулятором поведенческим реакциям (см. обзор технологий, например в / Грачев и Мельник, 2003/ ). Здесь мы в первую очередь сфокусируемся на собственно психологических механизмах, задействованных технологиями манипуляторов, а затем вкратце охарактеризуем сами технологии.

Под психологическим механизмом здесь и далее будем понимать согласно /Доценко, 1998 / структуру определенным образом связанных и устойчивых психических реакций, которые приводят к требуемому результату.

Для успешного манипулирования личностью требуется инициировать и удерживать его контакт с манипулятором на время, достаточное для запуска стереотипных либо для формирования требуемых поведенческих реакций. Заметим, сразу, что никакие самостоятельные действия  и даже побуждения к ним не возникают в человеке до активации соответствующих мотивов. Поскольку речь идет о манипуляции, а не о прямом понуждении, то активация мотивов — суть первичная задача манипулятора. Как отмечал С. Гроф  в бессознательном человека содержатся матрицы практически любых состояний и динамических тенденций. Однако они различаются возможностью доступа к себе, разной готовностью к актуализации (см. /Гроф , 1993/). Для манипулятора это означает, что ему надо лишь суметь получить доступ к психологическому механизму запускающему требуемое устремление адресата манипулирования. Рассмотрим кратко упомянутые психологические механизмы.

Удержание адресата в контакте основано на потребности любого человека в объединении с некой общностью людей (родичей, единомышленников, единоверцев и т.п.) и идентификации себя в качестве члена родственного себе сообщества (см./Маслоу, 1998/).

Приобщение к релевантной группе многократно усиливает соответствующую притягивающую энергию. Дополнительно добавляется и еще один мотив — трудно и неудобно обрывать установленные связи со «своими». Для приобщения человека к манипулируемой социальной группе включается механизм конформизма («автоматический конформизм» /Фромм 1989/), существование которого на подсознательном уровне доказал эксперимент Аша 1951-го года.

Включение требуемого мотива поведения основывается либо на прямой его актуализации, либо на обуславливании, либо на знаковом опосредовании. Как было замечено выше, требуемый мотив всегда имеется в подсознании человека. В идеальном для манипулятора случае он доступен в качестве психологического шаблона поведения. Р.Конрад открыл, что решающим фактором «включения» психологического шаблона (автоматизма), является создание требуемой контекстной ситуации. Например, в общественном транспорте вопрос «вы выходите?» включает действие по освобождению прохода для того, кто задал вопрос /Конрад, 1985/. Таким образом, успех манипулятора во многом состоит в умении создать требуемую контекстную (ситуационную) базу для возникновения психологического автоматизма. Эта задача облегчается многократно, когда речь идет о человеке интегрированном в управляемую социальную группу. Другая возможность актуализации мотива поведения состоит в провоцировании действия в ответ на появление релевантных этому действию раздражителей. Психологическое воздействие на адресата со стороны провокатора может принимать форму открытого соблазнения либо более завуалированные формы (например «взять на слабо», или апеллировать к чести и достоинству). Наконец, обуславливание и знаковое опосредование действуют на ассоциативном уровне. Причем первый способ — обуславливание — апеллирует к древнейшим структурно-динамическим образованиям человеческой психики, что низводит его до уровня животного, а второй — опосредование — использует ролевые стереотипы, сложившиеся в данном культурно-историческом обществе. Заметим, что обуславливанием пользуются при дрессуре животных. Успешность его применения к неструктурированной социальной группе лишь доказывает, что психологический контроль толпы (особенно в фазе активизации массового движения) сводится к управлению простейшими мотивационными механизмами (страх, гнев, восторг и т.д.), характерным для животных.

Технологии социального манипулирования общественным и индивидуальным сознанием в целом предназначены для запуска вышеописанных психологических механизмов. Так, Р. Чалдини в своей книге «Психология влияния»  выделяет шесть, наиболее популярных способов, которые он называет «спусковые механизмы» уступчивости и формулирует в виде правил:

  1. Правило последовательности. Взяв на себя обязательство (то есть заняв определенную позицию), люди склонны соглашаться с требованиями, которые соответствуют данному обязательству. Поскольку позиция занимается при ослабленном критическом мышлении, она, как правильно, не соответствует базовой позиции личности. Но, назад хода уже нет.
  2. Правило взаимного обмена. Человек подсознательно пытается определенным образом отплатить за то, что ему предоставил другой человек, группа или организация. Так он легко попадает в эмоционально-нравственную «долговую яму», в которой его «чувством долга» умело управляет манипулятор.
  3. Правило социального доказательства, Здесь определение того, что является правильным, безапелляционно определяется коллективным выбором группы, вмещающей в себя жертву манипуляции. Работает стереотип «Я – как все», который также именуется «Стадный инстинкт».
  4. Правило благорасположения. Люди предпочитают соглашаться с теми индивидами, которые им знакомы и/или симпатичны. Вошедший в неформальный контакт манипулятор, обладающий харизмой, легче запустит требуемый психологический механизм у своей жертвы. Особенно, если жертвой выступает социальная группа. Здесь, как и прежде, эксплуатируется первичность эмоционально-чувственной компоненты массового сознания.
  5. Правило влияния авторитета.Человеку и группе людей в особенности легче подчиниться требованию авторитета, чем анализировать их правомерность. Более того, часто авторитет навязывается жертве символами авторитета, а не его объективно высокими моральными, ментальными и нравственными качествами.
  6. Правило дефицита.Люди больше ценят то, что им менее доступно (принцип «Там хорошо, где нас нет»). На бытовом уровне это успешный двигатель торговли. На бытийном — человек легко готов жертвовать очень многим (вплоть до жизни) за неясную но манящую перспективу светлой жизни где-то в будущем.

 

При всем разнообразии способов, обобщенная функциональная схема любой технологии манипулирования на бытийном уровне может быть сведена к трем последовательным шагам:

  1. Ослабить адекватное восприятие реальности
  2. Создать потенциальную угрозу и вызвать страх
  3. Внушить иллюзию спасения

Рассмотрим каждый шаг отдельно.

 

Ослабление адекватного восприятия реальности

Нормально развитый взрослый человек, принимая новую для себя информацию, критически осмысливает ее, начиная от анализа источника и оканчивая проверкой истинности. Искусство манипулирования на этом шаге сводится к максимально полному отключению критического мышления, и апелляции к эмоциям и чувствам. Это существенно снижает порог сопротивляемости внушению у адресата. Решение задачи облегчается, когда жертва манипулирования уже соотносит себя с некой родственной ему социальной группой, поскольку, как было отмечено в разделе 2.1, эмоционально-чувственная составляющая массового сознания первична и возбуждается раньше рациональной. Как отмечает С.Кара-Мурза «Если надо в чем-то убедить массу, то этот процесс может быть начат только с воздействия на эмоции — на освоение логической аргументации масса не пожелает тратить ни усилий, ни времени»  (Кара-Мурза, Манипуляция сознанием, с. 86). Таким образом, социальное манипулирование на бытийном уровне, строго говоря, должно начинаться с попытки отрыва индивида от своих природных корней, и приобщения к целевой социальной группе.

Генерация страха потенциальной угрозы

Страх инициируется тревожным состоянием ожидания некой угрозы базовым (дефицитарным) потребностям выживания. На бытовом уровне (например в рекламе) для этой цели хорошо подходят угрозы имиджу, благополучию или здоровью. На бытийном уровне в ход идет «тяжелая артиллерия» — угроза физического либо душевного  выживания. Человека словно загоняют в зауженное пространство, в котором нет места аргументации, а действительность объясняется упрощенными формулами рассчитанными на психологические автоматизмы. Их задача – запустить базовые  реакции на страх и ощущение угрозы. Вызываемые реакции жертвы (особенно когда речь идет о массовом сознании) совершенно иррациональны, но вполне прогнозируемы. Например, достаточно провозгласить угрозу «международного терроризма», как общественное сознание отвечает готовностью беспрекословного подчинения любым предохранительным мерам.

Внушение иллюзии спасения

Лишенный адекватного восприятия действительности и напуганный человек легко управляем. В нем работает психология жертвы которая, заставляет его инстинктивно искать спасения во вне, не обращаясь внутрь себя за успокоением. И вот тогда, когда он уже вполне вкусил ужас жертвы и внутренне отождествился с ней, ему является «спасатель». Эффект обращения в жертву достигается гораздо быстрее и легче если сознание адресата уже растворено в массовом сознании. На этом принципе работает любая религиозная конфессия или секта. Классическая проповедь во спасение души базируется на постулате изначальной греховности человека и неизбежности его кары. Таким образом обращение в веру, с психологической точки зрения представляет собой навязывание индивиду психологии жертвы. Заметим, что не примкнувшие к пастве отщепенцы, уклоняющиеся от обращения в «священную веру» в гордыне своей обречены на вечные муки. На этом же принципе по сути своей держатся все социальные доктрины, обещающие процветание, благополучие и спасение своим приверженцам в некоем далеком но обязательно светлом будущем.

Любая из доктрин опирается на одну и ту же «формулу спасения», которую можно выразить в следующим обобщенном виде:

Наше нынешнее общество и каждый его член погрязло в пороках и неумолимо сползает в пропасть. Только наша вера указывает путь к спасению. Только ее приверженцы обретут в будущем спасение, ибо они не такие, как прочие

Действенность этой формулы объясняется тем, что она: во-первых, подтверждается опытом неудовлетворенности жизнью, общим для всех членов паствы; во-вторых – дает надежду на «светлое будущее». Две эти приманки столь сильны, что побуждают к вере и действиям без особых проверок. Христианство в период своего подъема провозглашало наступление конца света и немедленное царство небесное; Магомет обещал своим правоверным богатую добычу; якобинцы обещали немедленную свободу и равенство; ранние большевики обещали хлеб и землю; Гитлер — немедленное раскрепощение от версальского рабства, работу и деятельность для всех; Киевский майдан 2014 – райские кущи в Евросоюзе. Именно поэтому, жертва бытийного манипулирования, попавшая на крючок «священной веры» в спасение  не сомневается насчет истинности доктрины и верности своих действий. Как отмечал Паскаль «Действенность доктрины следует оценивать не ее глубиной и возвышенностью, не обоснованностью истин, в ней заключенных, а тем, насколько хорошо она отгораживает личность от себя самой и от мира такого, каков он есть».

Литература

  1. Грачев Г. , Мельник И.К., Манипулирование личностью М.: Изд-во РАГС, 1998 — 125 с.
  2. Грачев Г. , Мельник И.К., Организация, способы и технологии информационно-психологического воздействия. М.: Эксмо, 2003. — 153 с.
  3. Гроф С., За пределами мозга. Рождение, смерть и трансцендевция в психотерапии.— Изд-во  Трансперсонального  института,   1993.— 504  с.
  4. Доценко Е. Л. Психология   манипуляции:   феномены,   механизмы  и  защита.— М.: Издательство МГУ, 1997. — 344 с
  5. Зелинский С.А. Анализ массовых манипуляций в России. СПб. Скифия. 2008. 280 с.
  6. Кара-Мурза С. Манипуляция сознанием, М. «Алгоритм», 2000, — 561с
  7. Крэйг Г. Психология развития. СПб.: Питер, 2003.
  8. Конрад Р. Вопросительные предложения как косвенные речевые акты. / Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 16. Лингвистическая прагматика.— М.:   Прогресс,   1985,   с.   349—383.
  9. Лебон Г., Психология масс. М. 1996.
  10. Майерс Д. Социальная психология Питер, 2010 — 800с.
  11. Маслоу А. Мотивация и личность. М.: Аспект-Пресс, 1998.
  12. Ортега-и-Гассет Х. Восстание масс. Вопр.философии 1989, N 3.
  13. Петровский А.В. Введение в психологию. М.: Академия, 1996 — 496 с
  14. Поршнев Б.Ф. и др. Социальная психология и история. М. Издательство «Мысль», 1979
  15. Чалдини Р., Психология влияния, Лип.Рес, 2012 — 520 с.
  16. Фрейд З., Тотем и табу. ИГ Лениздат, 2014 — 224 с.
  17. Фром Э., Забытый язык. Иметь или быть? М.:АСТ, 2009 — 442 с.
  18. Хоффер Э. Истинноверующий: Мысли о природе массовых движений. — Мн.: ЕГУ, 2001. — 200 с.
  19. Юнг К., Архетип и символ. «Ренессанс», М., 1991, 188 с.
  20. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., «Республика», 1994, — 527 с.
  21. Ницше Ф. Злая мудрость. Афоризмы и изречения. — В кн.: Фридрих Ницше. Сочинения. М.: Мысль. 1990. Т. 1.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>