Актуализация самостиКраеугольный вопрос философии о наличии либо отсутствии Мирового Разума, как основополагающего принципа появления и развития Вселенной, включая и жизнь на Земле имеет долгую историю. На нём по сути разошлись научный и религиозный взгляд на мироустройство в целом и на природу человека в частности. Так в нейрофизиологии этот «научный подход» привёл к рефлективной парадигме взаимоотношения живой системы со средой, а в психологии к классическому психоанализу и бихевиоризму. Однако, в середине ХХ века в этих науках появился и распространился системно-эволюционный подход, в котором любая живая система не отделим от среды его обитания и во взаимоддействии с ней проявляет опережающее отражение (проактивное поведение). Человеческое поведение в этой проактивной парадигме уже не рефлекторно, но направлено на исполнение неких целевых программ его психики. Здесь уже неявно присутствует «рука Творца», точнее его разум, который является автором всех целеполаганий. В рамках этой парадигмы находит свое отражение идея об актуализации самости, как базовой метапотребности человека, которая на языке современного естествознания транслирует квинтэссенцию древних учений о духовном предназначении человека и цели его жизненного пути.

Древние учения о человеческом предназначении

Древнейшие учения Востока рассматривали человека в качестве носителя частицы абсолютной реальности («искры божьей»). Именно в пробуждении этой искры в себе, по сути, видели предназначение человека большинство из восточных религий. Об этом в метафорической форме сообщают нам старшие арканы Таро, в этом квинтэссенция духовного пути шамана. Еще более явно это утверждают философские доктрины древней Индии и Китая. Так в «Махаяна-шраддхотпада-шастре» (раздел Буддизма) абсолютному аспекту человеческого сознания соответствует санскритский термин «Татхагата-гарбха», который означает одновременно зародыш (семя) и чрево Татхагаты (т.е. Будды). Интерпретируя эти положения «Шраддхотпада-шастры» в трактате «Шастра об истинной природе человека», китайский патриарх буддийской школы хуаянь-цзун Цзун Ми (VII-VIII века н.э.) писал: «Изначально во всех существах имеется единая истинная духовная природа, которая никогда не рождается и не исчезает, не увеличивается и не уменьшается. Она не подвержена ни изменениям, ни разрушению. Однако живые существа, с незапамятных времен погруженные в грезы сновидений, не осознают ее существование, поскольку она скрыта и омрачена». Для освобождения человеческого сознания от сумрака повседневных иллюзий в буддизме была создана методологически выверенная система взглядов и действий, обеспечивающая положительный результат в случае принятия его постулатов (четырёх благородных истин) и строгого следования соответствующим шагам к духовному рождению — Благородному Восьмеричному Пути, который затем индийским мудрецом Питанджали был преобразован в восемь ступеней йоги. Примечательно в этом контексте толкование личности человека в буддийской традиции как эволюционирующего процесса. На санскрите существует несколько терминов для обозначений уровня зрелости человеческой личности:

Манушья  — низший уровень, на котором человек руководствуется в своем сугубо эгоцентрическом поведении животными инстинктами и стадным поведением. Ни моральные нормы, ни тем более нравственные идеалы его не мотивируют.

Нара — уровень личностно рожденного человека, на котором его мотивируют не только животные потребности но и мотивации к самоидентификации, творчеству и бескорыстной любви. Такой человек потенциально уже подготовлен к  духовному пробуждению.

Пуруша — это уровень духовно пробужденного йогина (мокши). Человек, достигший этого состояния, полностью освобожден от ментально-чувственных привязанностей своего эго (Агантука-клеша) и следует по пути просветления к обретению своей истинной природы (Татхаты).

У нас нет оснований сомневаться в том, что мифы про магические качества древних толтеков, внутренняя алхимия даосовмедитативные практики йогов и буддистов по расширению сознания – все это не столько слепое следование традиции, сколько воплощение онтологической жажды человека к восстановлению своих духовных корней, всё более утрачиваемых в ходе прогресса человеческой цивилизации (подробнее об этом см. эссе «Сумерки божественного в человеческом»).

Рефлексия и актуализация самости как психофизические основания разных подходов в психологии

Как это всегда бывает в истории становления и развития той или иной науки, философская парадигма первичности незримо присутствует в качестве как минимум двух взаимно несводимым подходов к познанию истины. Она выступает своеобразным водоразделом между верой в Творца и разумность устройства мироздания и верой в слепой случай, вершащий возникновение, развитие и смерть вселенной. Независимо от того, осознаётся эта вера человеком или нет, именно она выступает незримой основой любого теистического или атеистического подхода к познанию истины (подробнее об этом см. «Пути познания истины»). Не стали исключением и науки о взаимоотношениях человека со средой его обитания.

Психика человека в рефлекторной парадигме его взаимодействия со средой

На волне успехов эмпирической науки и торжества Ньютоновско-Картезианского подхода в познании природных явлений умозрительный подход Г. Спенсера к объяснению психических проявлений человека и интроспективная психология В. Вундта на рубеже ХIХ и ХХ веков стали стремительно терять сторонников. «Подлинно научным» представлялся взгляд И.М. Сеченова на изучения психики «не посредством внутреннего наблюдения, а объективными методами физиологии». Так на основе философии рационализма Р.Декарта, Б.Спинозы и Г. Лейбница в психофизиологии восторжествовала рефлекторная парадигма взаимодействия организма со средой. В качестве «объективной психологии» в 20-е годы прошлого века появились Рефлексология и Бихевиоризм. Любопытно заметить, что эти два направления психологии в оценках «объективности данных» стояли на противоположных полюсах. Рефлексология с позиций редуктивизма («физиология это и есть психика»)  игнорировала любые данные о поведении, считая объективными лишь данные, относящиеся к физиологии (например нейронная активность). Напротив, согласно Бихевиоризму, стоящему на позиции параллелизма («физиология нигде не пересекается с психикой»), объективным следует считать только то, что человек проявляет в своём  поведении. Объединяет эти полярные на первый взгляд направления в психологии их принадлежность к рефлекторная парадигме, научным методом которой является линейный причинно-следственный подход к изучению взаимодействия человека со средой его обитания (социумом). В этом подходе внешняя среда (стимул) всегда выступает в качестве причины человеческого поведения (реакция). Согласно этому подходу любой организм, как живая система, самоорганизуется лишь на этапе роста, а дальше, по мере формирования, он всё более действует на основе сложившихся рефлексий (автоматических реакций на внешний стимул). В частности, человеческий мозг здесь рассматривается, как tabula rasa (лат. «чистая доска»), которая заполняется опытом знаний лишь по мере взросления и обучения. Промежуточные направления психологии (в том числе и классический психоанализ), стоящее на позициях рефлективизма, нашли свое отражение в так называемых конфликтных или компромиссных моделях развития личности (подробнее об этом см. эссе «Модели описания личности и её развития в персонологии»). Согласно этим моделям человек, подспудно озабоченный поддержанием или восстановлением внутреннего равновесия, может всю жизнь прожить лишь следуя за своими влечениями и удовлетворяя свои инстинкты. Здесь формула мотивации человеческих поступков — «стремление максимизировать удовлетворение своих инстинктов, минимизируя при этом наказание и вину» — не предполагает ни реализации талантов, ни поисков смысла. По Фрейду человек всю жизнь строит свое поведение, пытаясь разрешить подсознательный конфликт между «ХОЧУ» (Эго и Иды) и «НЕЛЬЗЯ» (Суперэго). Таким образом, жизнь его в социуме предполагает развитие цивилизации в форме правил и норм поведения для обуздания животных инстинктов, присущих человеку. Этот конфликт существует всегда, поскольку напряжение ид не бывает нулевым. И значит поведение человека, по сути, всегда защитно. «Защита – это способ лгать себе точно так же, как и другим людямОна только тогда эффективна, когда не осознается.  Чем более развита личность, тем менее грубую защиту (искажение истинных мотивов) она использует для минимизации внутреннего конфликта. Но без защиты – ей не выжить» /Фрейд, 2014/. Вообще, любая конфликтная модель объяснения психологии личности отказывает человеку в природном осознанном стремлении к осмысливанию своего бытия и постижению экзистенциальных глубин своей самости. Именно поэтому поиск смысла жизни рассматривается его последователями как болезнь, а религиозное чувство. как психоз.

Психика человека в проактивной парадигме его взаимодействия со средой

Парадигма проактивности в психофизиологии по сути, является воплощением  Холономной парадигмы (парадигмы целостности) в приложении к наукам изучающим эволюционные процессы живой природы. Здесь она представляет собой философскую альтернативу рефлекторной парадигме. Её принципы опираются на идеи В. И. Вернадского о том, что жизнь возникла не в виде единичных живых объектов, далее размножавшихся и эволюционировавших, а в виде систем, включавших и биотические и абиотические факторы среды для первичных организмов. В этом подходе организм изначально активен (актуализирует свою эволюционную цель), что вынуждает использовать для его изучения подходы теории функциональных систем, которые в приложении к психофизиологии были впервые применены П.К. Анохиным. В представлении П.К. Анохина функция организма состоит в достижении положительного эволюционного результата. Эта цель достигается не каким-нибудь отдельным органом или их суммой, но всем организмом, как единым целым, поскольку свойства целого, как холона, не исчерпывается суммой его составных частей. Необходимым условием такого целостного развития организма, является связывание отдельных его звеньев в функциональные системы, которое начинается задолго до полного их созревания и выражается в избирательном и неодновременном их росте. Так проявляет себя в живой системе принцип гетерохронии формулированный А. Н. Севсрцовым. Так проявляет себя эволюционная цель и план (программа) её достижения .

Идея реализации живым организмом и человеком в частности, заложенных в него потенциальных возможностей конечно не нова. В той или иной форме она представлена во множестве западных философий, начиная с Аристотеля. Однако термин «Самоактуализация» (более точно АКТУАЛИЗАЦИЯ САМОСТИ) в приложении к психологии личности впервые был введен немецким неврологом и психиатром Куртом Гольдштейном. Критикуя сторонников редуктивизма в физиологии Гольдштейн писал: «У здоровых людей результатом нормального процесса стабилизации является формирование определенного уровня напряжения, который обеспечивает возможность дальнейшей упорядоченной активности» /Goldstein, 1939 /. В более поздних работах, посвященных психологии, Гольштейн отводил самоактуализации роль по сути базовой потребности человеческой психики, сводя к причинам всех психических недугов невозможность реализации, заложенных в человека потенций. «Тенденция актуализировать свою сущность порой так детерминирует поведение человека, что он уходит из жизни, когда чувствует невозможность дальнейшей самореализации» /Goldstein, Health as value, 1959, с. 179/.

В гуманистической модели развития личности Абрахама Маслоу термин самоактуализация уже приобретает экзистенциальный смысл. Она понимается автором, как стремление к открытию и проявлению тех скрытых в человеке творческих возможностей, которые проявляются в нем в виде эмоциональных вспышек и ментальных озарений в минуты его пиковых переживаний /Маслоу, 1999/. По его мнению, пиковые переживания могут придавать жизни смысл и ценность, могут ликвидировать состояние «экзистенциальной бессмысленности». Маслоу указывает на восемь отличительных черт самоактуализации:

  1. Самоактуализация означает полное, живое, бескорыстное переживание с полным сосредоточением и погруженностью, максимальную ясность восприятия и концентрацию ума.
  2. В каждый момент жизни имеется выбор: продвижение (рост) или отступление (деградация). Выбор в пользу роста означает продвижение по пути самоактуализации.
  3. Путь самоактуализации предполагает независимость в принятии решений, исходя из своей точки зрения, предоставление своему «Я» возможности для проявления.
  4. Самоактуализирующийся человек берет на себя ответственность за свое поведение и последствия своих действий. Ему чужда психология жертвы, в которой человек склонен искать причины своих неудачь вне себя.
  5. Путь самоактуализации означает вериу в себя и действия согласно своим убеждениям.
  6. Самоактуализация — скорее, постепенное накопление незаметных приобретений, чем один миг. Это — продвижение скромными шагами. Это — несгибаемое намерение умноженное на труд по его реализации.
  7. Моменты самоактуализации характеризуются пиковыми переживаниями, которые оказывают благотворное воздействие на людей, испытавших их.
  8. Самоактуализация предполагает выявление собственных психологических защит и преодоление их. Без выход за пределы зоны психологического комфорта она невозможна.

По мнению Абрахама Маслоу, самоактуализирующиеся личности составляют всего один процент населения и являются образцом психологически здоровых людей, разительно отличающихся от большинства.

Заменив понятие инстинкты в контексте развития личности на понятие базовые потребности, Маслоу выстраивает их иерархию таким образом, что тенденция к самоактуализации у человека начинает проявляться в виде высшей, мета потребности, только после удовлетворения дефицитарных потребностей – выживание, еда, размножение, безопасность, забота, самоуважение (подробнее об этом см. эссе «Чакры, потребности и мотивации»)/. Заметим. что в более поздних работах, А. Маслоу отказывается от этой строгой последовательности в удовлетворении потребностей, и допускает реализацию потребности к самоактуализации на протяжении всей человеческой жизни. Лишь, в экзистенциальном варианте гуманистической психологии /Бинсвангер, 1999; Франкл, 1990; Ясперс, 1994/ потребность в самоактуализации снова определяется, как базовая. Однако, теперь, эта мета-потребность охватывает широчайший спектр возможностей человека: от физических способностей до поисков смысла жизни и духовных корней своей сущности. Полемизируя с З. Фрейдом и его последователями в биологической и конфликтной моделях личностной мотивации В. Франкл утверждает: «В конечном счете оказывается, что как воля к удовольствию, так и воля к власти является производными по отношению к изначальной воле к смыслу» /В. Франкл, 2000/.

Строго говоря, ни одна из моделей развития личности не противоречит утверждению о том, что потребность к поиску смысла своего существования («воля к вере» в терминологии Уильяма Джеймса /Джеймс, 1997/) свойственна человеку от природы. Действительно, если эта потребность не осознается, то она «работает» на уровне инстинкта сохранения душевного равновесия и минимизации напряженного состояния психики, т.е. пребывания в зоне психологического комфорта. Это утверждение вполне соотносится с конфликтными моделями в персонологии, и в частности с моделями  О. Ранка и Р. Мэя (см. Модель равновесия конфликтов страха жизни и смерти в обзорной монографии Сальватора Мадди /Мадди, 2002 /). В иерархии потребностей Маслоу воля к вере также присутствует. Причем на уровне дифицитарных потребностей она не осознается, но именно она обеспечивает психологическое выживание личности в процессе взросления, учитывая ключевую роль суггестии или доверия к внушению на этой, ранней фазе формирования любой человеческой личности /Поршнев, 1974; Волков, 2006/. По мере развития личности, и в особенности, при успешном преодолении ею экзистенциального кризиса середины жизни, воля к обретению смысла выходит из сумрака подсознания на свет осознанности и трансформируется в метапотребность к самоактуализации на сущностном плане, или в терминологии самого Маслоу «на уровне бытия». Здесь человек всегда имеет какое-то призвание, миссию, и труд по ее осуществлению является достаточным мотивом и вознаграждением сам по себе.

Актуализация самости, как духовное пробуждение человека

В эссе «Стадии духовного роста личности в контексте возрастных кризисов» мы кратко рассмотрели онтологию кризиса доверия и показали. что он составляет экзистенциальную основу любого возрастного кризиса. В контексте обсуждения феномена самоактуализации важно подчеркнуть, что лишь переживая кризис середины жизни, человек может встретиться с кризисом доверия осознанно. Не случайно, кризис середины жизни считается глубочайшим и называется еще экзистенциальным /Холлис, 2009/. В рамках экзистенциальной психологии и особенно логотерапии, как ее лечебного направления, этот кризис рассматривается скорее, как благотворный, чем как разрушительный для развития личности. В своей книге «Человек в поисках смысла» Виктор Франкл отмечает: «…в эпоху экзистенциального вакуума гораздо бòльшую опасность для человека представляет отсутствие достаточной нагрузки. К патологии приводят не только стрессы, но также их отсутствие, ведущее к ощущению пустоты, того, что называется экзистенциальным вакуумом. Недостаточность нагрузки, как следствие утраты смысла, так же опасна для психического здоровья, как и перегруженность». Очевидно, что прорыв к самоактуализации и обретение внутренней уверенности в процессе прохождения кризиса середины жизни может рассматриваться и как попутный результат обретения все большего доверия к собственной модели миропорядка.

Почему, этот прорыв к осознанию своей базовой метапотребности, как правило, случается у человека лишь к середине жизни и почему он никогда не выглядит завершенным?

Ответы на эти вопросы следует искать в феноменах утери связи со своими сущностными корнями, и как следствие утери внутреннего доверия к себе. Этот базовый страх утери сущностной идентификации порождает волю к поиску смысла своего существования, который можно, следуя Уильяму Джеймсу, также ассоциировать с феноменом воли к вере.

Согласно Ясперсу обретение утерянного доверия к себе подобно обретению веры, но отличается от него тем, что вера эта находится не вовне, но внутри субъекта поиска, и связана не с мифологическими образами божеств, но с постепенным открытием смысла своего существования /Ясперс, 1994/. Сам же этот смысл в силу своей многомерности может лишь приоткрываться в процессе духовного побуждения, но  не может быть постигнут окончательно никогда. По меткому определению Альфрида Линге «Смысл – это и стратегия и цель всего жизненного пути, и та единственная точка на горизонте, к которой жизнь призывает нас двигаться ежедневно и ежечасно».

Актуализация самости требует от личности осознания смысла и предназначения своего существования, ибо без знания направлений развития своих потенциальных возможностей и воли к их достижению невозможно начать соответствующие движения. Но, будучи многомерным по природе, вектор развития никогда не открывается человеку полностью. Он доступен лишь в виде проекций по отдельным направлениям. В итоге получается, что открываться он может только в процессе неуклонного движения в направлении самопознания и самореализации.

Можно уподобить жизненный путь движению человека по пересеченной местности к удаленной цели путешествия. Очевидно, что для успеха путешествия, человек должен продвигаться вперед по правильному курсу. Для этого, в общем случае, используются ориентиры. Достигнув ближайшего из них, путник продолжает движение к следующему и так до точки назначения. Успех сопутствует тому, кто не сбивается в ориентирах, и проявляет упорство в преодолении неровностей рельефа, опасностей и прочих препятствий на пути. В жизни, однако, никто не расставит человеку вешек и не подсветит его путь. Ему приходится «узнавать» верное направление полагаясь целиком на личный опыт проб и ошибок, интуицию, внутреннее ощущение гармони с внешним миром ,и наконец, на веру, что конечный пункт назначения (Смысл) существует. В этом движении согласно внутренним ориентирам верности пути (по «компасу души») человек находит разрешение кризиса доверия. Человек, осознающий смысл своего существования, не упускает это осознание ни на один момент своей жизни. Блестяще выразил эту мысль В. Франкл. Перефразируя Ф. Ницше, он написал: «Тот, кто знает, Зачем жить, может выдержать почти любое Как». Если же человек не сверяет свое движение с внутренним «компасом души», то он довольно быстро теряет жизненные ориентиры и сбивается с пути. Нарастает ощущение внутренней пустоты (экзистенциального вакуума) и утраты доверия к самому себе. В такой ситуации внутренней опустошенности и паники, человек становится легкой добычей кукловодов, уводящих его в удобную им сторону.

Сказанное выше можно резюмировать следующими заключениями:

  1. Самоактуализация, как внутреннее побуждение в наиболее полной реализации своих потенциальных возможностей, согласно теории функциональных систем, заложена природой в любом живом организме. Для человека это не всегда осознаваемое побуждение может считаться базовым во всем диапазоне потребностей.
  2. Постольку поскольку человек оказывается способным к осознанию своей самости, он мотивируется не столько инстинктами (дефицитарными потребностями), сколько метапотребностью в реализации своего духовного потенциала (способности любить, сопереживать, творить и самовыражаться)
  3. Критическим этапом развития личности следует считать прохождение экзистенциального кризиса доверия, который в возрастной психологии идентифицируется с кризисом середины жизни
  4. Кризис доверия разрешается либо поиском и обретением внутренней веры (смысла, предназначения), либо получением веры (смысла, предназначения) извне. В первом случае, очевидно, речь идет о самоактуализирующейся личности. а во втором — нет. Практически, однако, говорить можно лишь о тенденциях к самоактуализации или актуализации чьих-то иных смыслов и интересов. Первые можно ассоциировать с внутренними побуждениями к вере. а вторые — с подспудным поиском поводыря и внешнего руководства. Подробнее об этом см. эссе «Пути познания истины»)

Литература

  1. Александров Ю.И., 2009. Системно-эволюционный подход: наука и образование
  2. Анохин П. К. ,1970. Теория отражения и современная наука о мозге
  3. Бинсвангер Л., 1999. Бытие в мире
  4. Вернадский В. И., 1940. Биогеохимические очерки
  5. Волков Е.Н. Зависимость от реальности. Доклад, представленный на конференции «Терапия и профилактика психологических и социальных зависимостей» в г. Киев 27-28 сентября 2006 г. 
  6. Джеймс У., 1997. Воля к вере. — 431с.
  7. Мадди С. Теории личности. Сравнительный анализ СПб.: Издательство «Речь», 2002 — 486 с.
  8. Малкина-Пых И. Г., 2005. Возрастные кризисы взрослости. М.: Изд-во Эксмо,– 416 с.
  9. Маслоу А., 2008.  Мотивация и личность. 3-e изд. Пер. с англ. Издательство: СПб.: Питер, 352с.
  10. Маслоу А..1999. Новые рубежи человеческой природы. М.: СмысЛ — 425с.
  11. Поршнев Б.Ф. , 1974. О начале человеческой истории. М,: «Мысль»
  12. Франкл В, 2000. Доктор и душа. Логотерапия и экзистенциальный анализ. — 380с.
  13. Франкл  В.,  1990. Человек  в  поисках  смысла: М.:  Прогресс,  — 368  с.  
  14.  Фрейд З., 2014. Тотем и табу. ИГ Лениздат, — 224 с.  
  15.  Холлис Дж., 2009. Перевал в середине пути, Перевод с английского, «Когито-центр»,  208с.
  16. Швырков В.Б. 1995, Введение в объективную психологию: нейрональные основы психики
  17. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., «Республика», 1994, — 527 с.
  18. Ницше Ф. 2008. Злая мудрость. Афоризмы и изречения.
  19. Goldstein K. The organism. New York: American book company, 1939.
  20. Goldstein K. Health as value // New knowledge in human values / A.H. Maslow (Ed.). New York: Harper and Brothers, 1959. P. 178—188.
См. также эссе под рубрикой «Горизонты»:
См. также разделы Справочника :

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>