«Я не знаю, то ли я Чжуанцзы, которому снится бабочка, 
То ли бабочка, которой снится Чжуанцзы… » 

Чжуанцзы

 

СныСны открывают человеку окно в его подсознание, но не только… Одно из глубочайших психологических и философских следствий сновидческого опыта касается, как не парадоксально, природы мира бодрствования. В самом деле, если мы, не смотря на опыт пробуждения от сна, всякий раз, ночь за ночью, принимаем мир наших сновидений за нечто реальное, то, возможно, мы делаем то же самое с нашим обычным миром бодрствования. И если так, то как убедиться, что состояние бодрствования не является на самом деле сновидением? Тибетские буддисты утверждают, что нет таких признаков бодрствования, которые наверняка отличали бы его от сновидения.

Просыпаясь, мы мгновенно стряхиваем с себя эмоциональный плен сна, и возвращаемся к реальности со словами/мыслью: «это был всего лишь сон». Справедливо ли такое пренебрежительное отношение к посланиям из мира сновидений? В чем коренное отличие бодрствующего состояния сознания от сознания сна? Как работает мозг, погруженный в сон? Почему сновидение называют часто вратами, которым природа одарила человека для освобождения его из ловушки двойственного восприятия мира и возвращения в утерянный им мир целостности? Как исторически менялся взгляд на природу сновидений и почему современные направления трансперсональной психологии вынуждены все чаще обращаться к опыту древнейших восточных учений? На эти вопросы в краткой форме, со ссылками на первоисточники, отвечает эта статья.

Эволюция в отношении ко сну и сновидениям

В древности считалось, что сны ниспосланы богами. Шаманы и маги архаичной эпохи идолопоклонства и язычества использовали сновидения в лечебных целях и для предсказаний. Ни один военачальник не выдвигался в поход без толкователей сновидений. В Суфиийской философской традиции  сон рассматривался, как природный портал доступа человека к своему духовному источнику (Духовному Сердцу). Подобным же образом понимали сны и в древней Греции. Согласно древнегреческому философу Платону сны — это окна в высшие миры, и лишь греховная природа человека мешает последовательному их восприятию и правильному  пониманию. Чтобы увеличить вероятность общения с богами во сне, человеку предписывалось проводить очищающие ритуалы перед сном и засыпать в спокойной тихой обстановке. В Греции на острове Кос сохранились руины храма Асклепии. Здесь люди лечились снами. Фигура полубога Асклепия до сих пор вызывает споры. О нем Гомер писал, как о человеке, но, в приданиях он остается богом. Джулиан Джейнс считал, что в древности и само человеческое сознание сильно отличалось от нынешнего. В своей книге «Сознание и голоса разума»  он предполагает, что древние люди не имели современного типа сознания, а пребывали в гораздо более трансовом и автоматическом состоянии, подобном некой форме сновидения. Это перекликается с мнением о том, что древние греки, например, не обладали личностью в современном понимании этого слова. Их самоидентификация была сугубо мифической, а символика архетипов воспринималась реальностью в гораздо бόльшей степени, чем повседневная жизнь. Мифология полна сказаний о том. что во снах людям являлось будущее, сообщенное им их богами. Есть подтверждения в исторических записях об отношении к снам Ганибала, Софокла и Сократа (подробнее об этом см. в книгах Джозефа Кемпбела).  Карл Саган в книге «Драконы Эдема», исходя из прочтения Трагедий Эсхила «Прометей прикованный», также высказывает мысль, что эволюция сознания связана с выходом из сновидческого состояния.

Примерно с XVI-го века в Европейских странах сны больше не считаются божественными посланиями. Под влиянием философии Декарта и физики Ньютона возобладал рационализм. Сон рассматривался исключительно, как иррациональное проявление разума на отдыхе.

С победой ньютоно-картезианской парадигмы в науке, сны стали рассматриваться исключительно, как патология работы мозга. Вильгельм Вундт на волне успехов физиологии, решил заняться физиологией мозга, чтобы связать ее с психологией. Измеряя  некие физические характеристики мозга во сне, он пришел к выводу, что во сне, мозг теряет способность критически мыслить и свойство запоминать. Тихий стук во сне мог трансформироваться в грохот приближающегося локомотива, но через секунды после пробуждения наваждение сна рассеивается безвозвратно. Вундт объяснял такую трансформацию в мозге тем, что его энергия перераспределялась во сне с логики на перцепцию. «Сон — ворота в подсознание, которые в свою очередь ворота в психику».

К сожалению, современные западные культуры целиком погружены во все возрастающий темп жизни наяву. Они отгородились от времени сновидений и утратили способность его видеть. При этом, параллельно на Земле и до сих пор еще существуют древнейшие культуры, в традициях которых сновидение, воспринимается, как основополагающая реальность. Даосы, дзен-буддисты, Американские индейцы, Австралийские аборигены, адепты тантристской медитации и, наконец, мистики всего мира не считают мир сновидений бессознательным. Для этих людей чувственный мир сновидения представляет собой основополагающую реальность, предшествующую миру проявленному. Мир же бодрствования, загруженный шумом органов восприятия, рассматривается ими как иллюзорный в гораздо бόльшей степени. Американские индейцы племени Хопи связывают сновидение с силой «Великого Духа», Тантристы говорят о таинственной «Пустоте», Даосы называют их «Дао, невыразимым словами». Древний китайский мудрец Чжуанцзы упоминал о сновидении как о «Первичной Силе». По мнению австралийских аборигенов сновидение происходит в течение всего дня в наших тонких переживаниях, которые  слишком мимолетны, чтобы их ухватить, иррациональны, сноподобны, и трудно поддаются словесному выражению. Сновидение происходит все время, непосредственно перед тем, как возникают новые мысли и действия. Более того, именно они и являются глубинным, неосознаваемым источником проявленных мыслей и чувств (подробнее об этом взгляде на сновидения см. книгу Арнольда Минделла «Сновидение в бодрствовании»).

Представление о сновидениях, как о доступном каждому портале в нелокальное восприятие мира,  поддерживают столь многие духовные традиции, что есть все основания отнести его к одному из опорных элементов Вечной философии. Не удивительно, что современные направления трансперсональной психологии, переживающие бурный рост в последние два десятилетия, обратились к пересмотру классического «научного» скепсиса в отношении интерпретации сна и сновидческого состояния сознания человека. Точно также, как квантовые эффекты неопределенности пространственно-временной локализации и сцепленности элементарных частиц, заставили физиков пересмотреть парадигму первичности, так и феномены сновидческого сознания (вещие сны, нелокальное восприятие мира сновидений, осознанные сновидения) заставили трансперсональных психологов обратиться к вечной философии при их объяснении. Более того, на стыке квантовой физики и психологии возникло направление «квантовая психология», которое позволяет связать упомянутые древние традиции с новейшими достижениями в квантовой физике. Так появились квантовые теории сна и сновидений (см. например книги А. Минделла «Квантовый ум»  или Ф.А. Вольфа «Сновидящая Вселенная» ).

 

Сновидческое состояние сознания и подходы к его объяснению

Примерно треть жизни человек проводит во сне. Тем не менее, изучению сна и сновидений в науках о человеке до сих пор уделяется непропорционально мало внимания.  Большинство обзоров ограничивается характеристиками общеизвестных фаз сна, и общими фразами о его целительном потенциале для человеческого организма и психики. Глубочайший пласт древних учений о сновидениях, целиком относится к архаичным антинаучным подходам «тёмных веков». Лишь в последние два десятилетия наметился сдвиг официальной науки в сторону пересмотра отношения к «темноте» прошлых веков, и «слепоте» наших предков. В том числе и концепции сна и сновидения, стали предметом пристального внимания не только нейрологов, психологов, но и представителей королевы эмпирических наук, физики (см. например книгу Ф.А. Вольфа «Сновидящая Вселенная»).

Для начала обсуждения необходимо кратко перечислить общепринятые представления о природе сна и обсудить подходы к толкованию его феноменов.

Принято различать, как минимум две фазы, которые в течении ночного сна сменяют друг друга несколько раз. Глубокий, так называемый медленный сон  с характерными для трансового состояния сознания низкочастотными тета и дельта ритмами работы мозга за короткое время способен восстановить силы, а точнее пополнить энергетический запас человека. Следующая за ним фаза быстрого или парадоксального сна (стадия быстрых движений глаз – БДГ сон) способна гармонизировать состояние психики человека. Две этих фазы сна образуют цикл, продолжительность которого сокращается в течении ночи от 100 до 40 минут с постепенным увеличением фазы БДГ-сна. Не смотря на то, что около 80% сновидений зарождается в фазе медленного сна, обычный человек, разбуженный в момент прохождения через нее, как правило, не запоминает сновидений. Напротив, сновидения БГД-сна в коротком промежутке после пробуждения доступны для воспоминаний. Эту фазу сна часто интерпретируют как транзитную между обычным (бодрствующим) и сновидческим  состояниями сознания.

Оговоримся сразу, что определения этих состояний сознания, требуют, как минимум, определения понятия сознание, как такового, что само по себе представляет одну из фундаментальнейших проблем нейрологии, психологии и философии. Если исходить из материалистических позиций, т.е. принимать дуалистическую парадигму эмпирического познания (субъект-объектная дихотомия), то сознание – суть эпифеномен мозга, возникающий на определенном уровне сложности самоорганизации его нейронно-сетевой архитектуры, когда его обладатель (человек) становится способным к двойственному восприятию реальности и самоотождествлению себя с наблюдателем «объективного внешнего мира».  Если же придерживаться холономной парадигмы, то сознание является организующим принципом бытия и поэтому, не может быть определено. Подробнее об этом см. эссе «Ловушка двойственности» и «Природа сознания или сознание природы?». Здесь мы лишь ограничимся констатацией двух полярных воззрений на мир и человека, которые, так или иначе, определяют аксиоматику любого знания. В отношении к объяснению феноменов сна, тоже невозможно уклониться от принятия той или иной парадигмы. Не удивительно, что с позиции классической науки (Психо-физический редукционизм) сны и сновидения рассматриваются как «побочный продукт» мозговой деятельности в бодрствующем состоянии сознания. Объяснение же с позиции холономной парадигмы, возвращают нас к пересмотру древнейших традиций целостного восприятия мира и учений о духовных основах человека. Наконец, сторонники юнгианского (символического) подхода к объяснению сновидческого состояния сознания, занимают промежуточную позицию между этими полярными точками зрения. Кратко рассмотрим каждый из подходов.

Психофизический редукционизм

В основе такого подхода лежит представление о мозге, как о неком сверх-компьютере, генерирующим на базе синтеза входных сигналов органов чувств (поля перцепции) двойственную картину восприятия, которая ассоциируется с понятием «сознание» (подробнее см. «Проблема сознания в психологии»). Объекты восприятия в содержании сознания человека оказываются вписанными в некую целостную картину (гештальт), а субъект — неявно позиционированным относительно этой картины в пространстве и времени. Входные сигналы восприятия формируются соматической нервной системой человека, обслуживающей базовые психические программы выживания. В случае нормального функционирования организма, эти сигналы гораздо мощнее, чем сигналы вегетативной нервной системы, обслуживающей внутренние связи органов тела, поскольку они требуют немедленной обработки. Побочным, но крайне важным  результатом синтеза и анализа мозгом перцептивного поля, как отмечал Карл Роджерс, является формирование субъекта восприятия («Я-концепции»). Дело в том, что генерация пространства и времени происходит в мозгу.  Мы реагируем на сигналы,  поступающие из внешнего мира бессознательно. Собственно, осознание события и формирование картины происходит в мозгу с задержкой и лишь в том случае если пройден порог чувствительности воспринимающего канала, достаточный для запуска этого процесса. Задержка в осознании, согласно теории включения осознания Бенджамина Либета, составляет примерно полсекунды (огромный срок по масштабам нейронной скорости). Однако, мозг «возвращает» момент осознания назад, к перцепции. Либет назвал эту задержку «временем нейронной адекватности». Эта процедура называется соотнесением субъекта и объекта (стимула иннервации) по времени. Благодаря двум ушам и двум глазам, мозг способен примерно соотнести источник соответствующей перцепции в пространстве. Мы слышим шум мотора и примерно знаем откуда он идет. Это называется соотнесением субъекта и объекта (стимула иннервации ) в пространстве. Итак, осознание внешнего мира требует выполнения 2-х разделенных во времени событий:

  1. Сигнал от органов чувств должен прийти;
  2. Субъект и объект должны быть соотнесены в пространстве и времени.

Так в подсознании непрерывно формируется наше «я» и вмещающий его континуум пространства и времени. Так формируется то, что психофизический редукционизм определяет, как бодрствующее состояние сознания или повседневное сознание.

В состоянии сна сигналы от органов восприятия поступают в мозг настолько ослабленными, что сигналы вегетативной нервной системы выходят на первый план. В этом случае, генерируемое мозгом сознание человека, сильно искажается. Во-первых, нарушается пространственно-временное соотнесение восприятия. Во-вторых, малейшие физиологические отклонения в организме могут транслироваться мозгом спящего в неадекватные образы. Как следствие, во сне нарушается непрерывность самоидентификации и ощущения пространства и времени. Появляются, характерные для сновидений, разрывы непрерывности по действиям, переживаниям, идентификациям и т.д. Этим, также объясняются появление беспокойных и бессвязных снов.

Сновидческое состояние сознания в психо-физическом подходе трактуется, как результат искажения бодрствующего. Не случайно, долгое время в классической психиатрии доминировала идея родства сновидений и психозов, так называемое «учение» об онейрическом бреде (от греч. oneiros – сновидение). Немецкий врач психиатр Вильгельм Гризингер (1817–1868) писал: «…нам кажется чрезвычайно полезной для общего понимания болезненных психических процессов аналогия сумасшествия с некоторыми сродными ему состояниями, именно со сновидениями и с горячечным бредом».

Основоположник классического психоанализа, Зигмунд Фрейд, пожалуй, был первым из психиатров, который нашел рациональное объяснение сновидениям и вывел сновидческое состояние сознания из разряда патологии. Классическое толкование сна и сновидений, предложенное Зигмундом Фрейдом в самом начале ХХ-го века, с полным правом можно считать первой редукционистской моделью. Фрейд использовал нейробиологическую модель своего времени. В ней нейроны, генерируют и разряжают электрические потенциалы. Сновидения по Фрейду возникают в ходе разрядки этих потенциалов, которые, в свою очередь, возникают как результат не реализованных и  подавленных желаний (не завершенных гештальтов), поступающих от Ид в поле внимания Эго. Таким образом, по Фрейду, сновидения реализуют разрядку подавленных желаний Ид, которые Эго регулярно «загоняет» в подсознание. Заметим, что модель, предложенная Фрейдом, закрепляет дихотомию «субъект-объект», как принцип функционирования психики. В ней Эго («Я») — субъект, Ид — («Не Я») — объект.  В этом смысле подход Фрейда находится в русле Ньютоно-Картезианского подхода классической эмпирической науки.

Еще более механистичны современные нейрофизиологические модели сна. Так, согласно Действенно-синтетической модели сновидений, выдвинутой в 1977 году Аланом Хобсоном и Робертом Маккарли, сон это ответ образы образующего мозга на бомбардировку его коры случайными электромагнитными сигналами. Они выглядят убедительными для мозга, поскольку не вызывают торможения со стороны сенсоров, которые ночью отключены. Таким образом, авторы полагают, что источник сна находится не в области психики, а в сенсорно-моторной системе, где практически отсутствует смысловое, эмоционально-чувственное содержание. Так называемые проблески трансперсонального восприятия, характерные для сновидения (структура «реальности», в которой пространство и время могут исчезать; элементы предвидения будущих событий; потеря самоидентификации) объясняются выпадением фазы соотнесения субъекта и стимула иннервации в пространстве и времени при работе мозга в сновидческом состоянии сознания.

Важно подчеркнуть, что при всей своей механистичности, модель сна Хобсона — Маккарли и модель включения осознанности Либета, формально не опираются на материалистическую парадигму вторичности сознания. В самом деле, человеческий мозг нигде в них не рассматривается в качестве генератора сознания, но скорее — приемника неких сигналов. Причем, если предположить, что источники этих сигналов могут поступать из внешнего мира, то нейрофизиологическая модель сна будет адекватна и в рамках холономной парадигмы с точностью до определения понятия «внешний мир». Так, если источником сна выступает коллективное бессознательное, то откликом мозга будут архитипичные образы согласно символическому подходу К. Юнга. Если же допустить, что мозг способен принимать сигналы в еще более широком спектре глобального энерго-информационного поля Сознания, то сновидения это попытка трансляции человеком трансцендентного и невыразимого в доступных ему ментально-чувственных образах. Заметим, что и сам автор нейрофизиологнческой модели сна, Алан Хобсон допускал. что сон есть результат приема и попытки распознавания мозгом неких внешних (внетелесных) сигналов.

Рассмотрим символический и холономный подходы подробнее.

Символический подход Юнга

Великий швейцарский психолог и философ Карл Густав Юнг считал, что высвобождением психических потенциалов нерастраченных желаний по Фреду не может исчерпываться все многообразие палитры сновидческого состояния сознания у человека. Образы, возникающие в сновидениях, он связывал с универсальным, довербальным языком коллективного бессознательногоархетипами. Архетипы, по мнению Юнга аккумулируют в символической форме глубинные слои коллективного бессознательного, т.е. синтезируют не только опыт одного конкретного человека, но культурное наследие поколений, накапливаемое в течении эпох. В этом смысле они являются общечеловеческими довербальными прообразами. Именно архетипы, согласно утверждению Юнга, являются двигателями творческих импульсов человека и составляют основу снов.

В отличие от классической модели Фрейда, сновидения в подходе Юнга первичны, т.е. — не прекращаются и в бодрствовании. Однако они доступны для восприятия лишь во сне, поскольку в этом состоянии гораздо более мощный сигнал от органов чувств не поступает в мозг и не заглушает сновидения. Здесь уместна аналогия со звездным небом, которое при ясной погоде всегда доступно для наблюдения, но звезды видны на нем лишь ночью, когда яркий свет Солнца не мешает их различить. У Фрейда же сон был причиной появления сновидений. Эта разница в первичности принципиальна. Она позволяет поставить символический подход Юнга в один ряд с древнейшими учениями о снах и сновидениях, объединенными в рамках вечной философии. Отличие же символьного подхода Юнга от холономного подхода состоит в ограничении информационного поля Сознания коллективным бессознательным, откуда сновидения черпают свои символы.

Юнг выделял пять наиболее важных архетипов, которые в форме тех или иных символов постоянно являются человеку во снах: Эго, Персона, Тень, Анима-Анимус и Самость. Рассмотрим их кратко:

Эго представляет собой образ «я» во сне. Эго-персонаж во сне ведет себя, как правило, по схожим со сновидцем моделям поведения;

Персона, (или маска) — это образ человека, каким он себя представляет в социуме. Во сне этот архетип проявляется в символике одежды, косметики и других имиджевых атрибутах;

Тень связана с вытесненными чертами личности, которые она не хочет принимать в себе или не может отыскать в себе, и поэтому очень бурно реагирует на их проявление в окружающих. Во сне Тень может проявляться через предметы черного цвета, животных с темной шерстью, персонажей в черной одежде;

Анима-Анимус, как архетип женского и мужского начал и переживаний личности (Инь и Ян), выражают внутреннее восприятие мужчиной женского начала и женщиной мужского начала. Во сне их проявление может отражать отношение с противоположным полом в реальности.

Самость — наиболее насыщенный, многослойный и сложный архетип. Он выражает глубину духовной традиции, к которой принадлежит человек. Во сне этот архетип проявляется через атрибутику и символику именно этой духовной традиции: мандалы, святых, духов, космических кораблей.

Отметим, что символизм снов волновал Юнга не случайно. Его самому на протяжении долгих лет снился эпизод со схожим сюжетом, который каждый раз проигрывался по одинаковому сценарию. Герой сна нес в руке горящую свечу и шел навстречу сильному урагану. За героем следовал темный силуэт, от которого в ужасе приходилось уходить все быстрее. Главным во сне оказывалось желание сохранить огонь свечи, пройти через все опасности. Этот сон Юнг рассматривал как символическое отражение процесса самоидентификации — процесса обретения человеком самого себя, своего центра личности. Только сохранив этот символический огонь свечи, человек сможет установить баланс между сознательным и бессознательным, уравновесить две стороны своей личности, прийти к гармонии.

Холономный подход вечной философии         

Эзотерические знания  и их трансляция в форме различных священных писаний и сакральных текстов явно или неявно базируются на идеалистической парадигме первичности Мирового Духа (Сознания) и множественности тонких миров (подробнее см. Анни Безант «Эзотерическое Христианство»). Поскольку рассматриваемый подход исходит из множественности планов бытия, мы для большей специфичности в дальнейшем будем ассоциировать его с Холономной парадигмой. По сути, все древние учения о сновидениях, упомянутые выше, явно или неявно исходят именно из этой парадигмы. В них сны — врата в высшие (тонкие) миры, где обитает Мировой Дух, или, выражаясь современным языком, — порталы в сверхсознание, как правило, недоступные восприятию человеческим мозгом в его обычном (бодрствующем) состоянии. Сновидения же — результат трансляции открывающегося мозгу информационного поля на доступный ему язык образов и ментально-чувственных ассоциаций.

Если сопоставить эту интерпретацию с трактовкой снов в моделях психофизического редукционизма, рассмотренную выше, то бросается в глаза их терминологическое сходство. В самом деле, если термин сверхсознание заменить на подсознание, а в функции мозга «генерацию сознания» заменить на «трансляцию сознания», то все остальное совпадёт. Эта «маленькая разница», возникает из-за смены мест сознания и материи в парадигме первичности, которая служит базисом любого учения, даже если это и не осознается. Как следствие, в Хололномном подходе сверхсознание замещает подсознание, а мозг из генератора сознания превращается в её транслятор. лишь только мы придаем сознанию характер первичного и основополагающего принципа бытия (подробнее об этом см. эссе «Природа сознания или сознание природы?»).

Для того, чтобы  разобраться в этом детальнее, придется транслировать древние эзотерические представления о снах и сновидениях в терминологию современного, холистического направления философии и психологии.

Итак, согласно холономной парадигме физический (феноменальный) мир не является единственной реальностью. Более того, он не является и окончательной реальностью, но скорее — порождением последней. В качестве окончательной реальности, а точнее организующего принципа мироздания, здесь выступает глобальное поле Сознания, способное проявлять себя на разных энерго-информационных уровнях (планах бытия). В разных традициях этот трансцендентный мир  именуется по-разному: «Непроявленный порядок» — по Д. Бому (квантовая физика); «Великая непроявленная Пустота» — согласно Буддизму; «Царство Божие» — согласно Христианству; «Дао» — согласно Даосизму, Нагуаль — согласно учению древних толтеков; «Тонкий мир» в эзотерической традиции и т.д. Сознание, в качестве созидательного и эволюционного принципа присутствует на любом уровне и в любой структуре организации материи. На самом грубом, материальном плане его проявленность минимальна, но и здесь она дифференцирована. По мере усложнения структуры организации материальных объектов, проявленность в них Сознания (духовная компонента) возрастает (подробнее см., например А. Безант, Эволюция жизни и формы). У растений и животных сознание проявляется в тех эволюционных и адаптационных механизмах, которые позволяют им выживать в естественной природе. В человеке, как в переходном существе от мира духа к миру материи, Сознание проявляется явно, выражая себя в различных формах человеческого самоотождествления. С каким бы из своих аспектов не отождествлял себя человек (от тела и его желаний — в юности, до эго и его высших потребностей — в зрелости), в нем всегда присутствует ощущение «я-отдельности» (самосознание). Инструментом, при помощи которого Сознание проявляется в человеке, является мозг, сложнейший из его органов жизнедеятельности. Не удивительно, что в геноме человека, как показали ученые Алленовского института мозга, более 80% всех генов работают именно на эволюцию мозга (подробнее здесь). Именно человеческий мозг, синтезируя сигналы цереброспинальной и вегетативной нервных систем своего организма, формирует двойственное восприятие мира, в котором всегда присутствует объект («вне я») и субъект («я»).

Трактовки бодрствующего состояния мозга в холономном подходе и в подходе психофизического редукционизма в целом совпадают. В этом, обыденном состоянии осознанности человеческий мозг постоянно занят синтезом сигналов, поступающих из внешнего (соматическая нервная система) и внутреннего (вегетативная нервная система) контуров восприятия. Однако, в холономном подходе функции мозга не ограничиваются этим, поскольку он рассматривается еще и как проводник энерго-информационного поля Сознания на материальный план (физическое тело) человека. При этом, гипофиз ориентирован на взаимодействие с астральным планом, а эпифиз (шишковидное тело) — с ментальным (подробнее см. А. Безант, Исследования сознания). Непроявленность высших планов сознания в содержании сознания обычного, бодрствующего человека вызвана, как неразвитостью этих инструментов мозга у обычного человека, так и низкой чувствительностью мозга к тонким вибрациям по сравнению с его чувствительностью к сигналам, непрерывно поступающим от органов восприятия. Но, даже в относительном покое, мозг обычного человека в своем бодрствующем состоянии непрестанно занят «внутренней болтовнёй», не допуская восприятия слабых сигналов, столь же непрерывно следующих с высших планов Сознания. Философ и писательница Айрис Мердок выразила эту мысль так: «Наши умы непрестанно и почти всегда самозабвенно трудятся над созданием подвижной, отчасти искажающей пелены, скрывающей от нас часть мира».

Лишь изредка, в минуты вдохновения либо эмоционального подъема, человеку на мгновение становятся доступными слабые сигналы тонких уровней бытия. В религиозных традициях состояние этой открытости к сверхсознанию называются нисхождением благодати, либо божественным откровением, а в психологии — пиковыми переживаниями. Более того, один из основоположников гуманистического подхода в психологии, Абрахам Маслоу считал, что у людей есть базовая трансперсональная потребность почувствовать себя связанным с чем‑то большим, чем они сами.  К сожалению, то, что открывается человеку в этом окне духовного переживания, как правило, не поддается описанию. Это связанно с отсутствием у мозга практики в распознавании и категоризации соответствующих образов. Но, вместе с тем, спутать подобное пиковое (духовное) переживание, по утверждению трасперсональных психологов, ни с чем невозможно. Социальные опросы в США показывают, что такие состояния знакомы 40-60% респондентов среднего возраста (подробнее см. Дж. Эванс, «Свобода от контроля» ). Наши предки, очевидно, хорошо знали о таких состояниях и умели их достигать. Шаманские приемы звукового воздействия, употребление в пищу триптамин содержащих «растений силы», медитативные практики йогов, да и просто распевание молитв либо сутр — все эти духовные техники были направлены на одно — введение мозга в специфическое трансовое состояние, при котором возрастает его чувствительность к сигналам высоких вибраций, приходящим из тонких проводников Сознания (тонких тел человека). Состояние сна, как показывают исследование мозга спящего человека, подобно трансовому состоянию. Более того, «транс — это лишь искусственно или неестественным образом вызванное состояние сна»; независимо от того, вызвано оно месмерическим, гипнотическим, медицинским или любым другим путем.

Таким образом, сон, в традиционном понимании его вечной философией, есть ни что иное, как природный портал в трансцендентальные измерения человека, где отсутствует привычное пространственно-временное позиционирование, и связанное с ним двойственное восприятие («я — не я»). Этим объясняются основные феномены сновидений, которые не находили объяснений (и поэтому трактовались в качестве психической патологии) в рамках психофизического редукционизма. В том числе: потеря ощущения времени; способность к предвидению (вещие сны) и ментально-чувственным прорывам в творчестве; мгновенные перемещения в пространстве; ослабление (до полной потери) «я»-идентификации (подробнее см. Ледбитер Ч. У., «Сны»). Этим также объясняются, известные каждому, феномены восстановления энергетического баланса человека во сне. В самом деле, оказываясь на время сна «отключенным» от своей повседневной, энергоёмкой заботы о выживании тела, мозг «отпускает» точку сборки тонких энергий в свободный дрейф по высшим телам (подробнее об этом см. А. Ксендзюк., 2010. Пороги сновидений ). В фазе медленного сна без сновидений, когда даже режим сновидческого восприятия сознания отключен, идет максимальное восстановление, потерянной за время бодрствования энергии. В это время чакры тонких тел активно работают на прием (подробнее см. эссе «Чакры, потребности и мотивации»)

Заключение

Треть жизни, в среднем проводимая во сне, не должна ассоциироваться в сознании человека с даром потраченным временем. Если уж о чем то и сожалеть в этой связи, то скорее об упущенных возможностях, поскольку сон, как воплощенная в теле мудрость Природы, открывает человеку потенциальный доступ не только в подсознательное, но и в сверхсознательное. Проблема в том, что подавляющее число счастливых обладателей этого дара, не только не сохраняют осознанность (т.е. способность к ясному восприятию и самоотождествлению) в сновидении, но и способность восстановить его в памяти после пробуждения.

Современный научный подход, основанный на материалистической парадигме вторичности сознания, рассматривает сон, как порождение мозга, отдыхающего от дневного восприятия объективной реальности. В этой связи термин сновидческое состояние сознания употребляется здесь для обозначения некой неполноценной версии сознания бодрствующего. Нейрологи и психологи сходятся в оценке благотворного воздействия сна на энергетический и психологический тонус человека после пробуждения. Считается, что во сне, кроме физической релаксации, человек находит переработку дневных впечатлений, и разрядку психологических напряжений, которые в бодрствующем состоянии вытеснены его психикой в подсознание. Нередко наблюдаемые беспокойные сновидения либо кошмары объясняются, либо разрядкой вытесненных в подсознание конфликтов, либо физиологическими причинами (сигналами вегетативной нервной системы), сигнализирующими о соматических проблемах, либо комбинацией обеих причин. Такие феномены сновидения, как предвидение будущего (вещие сны), творческие прорывы, трансперсональные переживания объясняются в классическом научном подходе потерей связности контуров восприятия наряду с характерными для сновидений мозаичностью картин, рванным сюжетом и эмоциональной яркостью образов. Низведение, не поддающегося расшифровке, языка сновидений до уровня психической патологии и/или хаотизации содержания сознания в сновидческом состоянии позволяют квалифицировать классические научные подходы, как психо-физический редукционизм.

Первым из психологов современности, кто увидел в языке снов нечто большее, чем просто хаос отдыхающего мозга, был великий швейцарский психолог и философ Карл Густав Юнг. С его именем связана теория архетипической символики снов. Юнг рассматривал сновидение, как продолжение дневного восприятия с той лишь разницей, что мощные сигналы соматической нервной системы ночью практически не тревожат мозг, что открывает перед ним доступ к иному информационному ресурсу. Этот ресурс Юнг определил как коллективное бессознательное, а язык, при помощи которого оно транслируется в сновидения — как архетипы.

Символьный подход Юнга, практически, воспроизводит в несколько урезанном виде холономный подход древних эзотерических учений о множественности тонких миров, которые вмещают соответствующие планы человека, каждый из которых является проводником воплощающегося Мирового Разума (глобального поля Сознания). Действительно, коллективное бессознательное Юнга, представляющее в символьном виде весь опыт предшествующих поколений, перекликается с представлением о Хрониках Акаши, которые в эзотерической традиции рассматривается, как один из тонких планов (информационный план) Сознания. Вместе с тем, холономный подход к объяснению феномена сна и сновидений представляется намного более цельным и многогранным. Это связанно с тем, что сознание в нем явно рассматривается в качестве первичного и организующего принципа бытия, а мозг человека — лишь как инструмент, транслирующий то, что доступно его восприятию.. В такой трактовке находят свое объяснение все известные феномены сна и сновидений.

 

Литература

 

  1. Безант А., Эволюция жизни и формы (лекции)
  2. Безант А., Исследования сознания
  3. Безант А., Человек и его тела
  4. Безант А., Эзотерическое христианство
  5. Вольф Ф.А., 2009. «Сновидящая Вселенная. Расширение сознания, или там, где встречаются Дух и Материя»
  6. Генон Р. Великая триадаФрейд З., Толкование сновидений
  7. Заварзин А.А., и др., ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ И РАЗДЕЛЕНИЕ ЕЕ НА ЧАСТИ
  8. Криппнер С. и Дипланд Дж., сновидения и и творческий подход к решению проблем
  9. Ксендзюк А., 2010. Пороги сновидений
  10. Ледбитер Ч. У., Сны
  11. Маслоу А., По направлению к психологии бытия. Религии, ценности и пик переживания
  12. Минделл А., 2001.Сновидение в бодрствовании.
  13. Минделл А., 2011. «Квантовый ум. Грань между физикой и психологией»
  14. Морозов Е.В.,  Эволюция сознания. Современная наука и древние учения
  15. Нир Ю., Тонини Дж., Процесс сновидения и мозг: от феноменологии к нейрофизиологии
  16. Попов А. Тайны человеческого мозга
  17. Хаксли О., Двери восприятия. Рай и Ад.
  18. Хаксли О., Вечная философия
  19. Эванс Дж., «Свобода от контроля»
  20. Юнг К.Г., Человек и его символы
  21. Юнг К.Г., Алхимия снов. Четыре архетипа

 

См. также эссе под рубрикой «Горизонты»:
  1. Эволюционная психология или психология эволюции?
  2. Духовный рост или деградация? На что и как мы можем влиять в своем личностном росте
  3. Ловушка двойственности восприятия
  1. Квантовая психология – современная теория просветления
  2. Природа сознания или сознание природы?
  3. Древнее учение Толтеков как предтеча современных трансперсональных направлений в психологии
  4. Буддизм XXI-го века – религия общества потребления
  5. Шаман — связной меж непроявленным и явью
  6. Эго – благо или иго?
  7. Чакры, потребности и мотивации

 

См. также разделы Справочника :
  1. Трансперсональная психология и психотерапия
  2. Холономная парадигма и трансперсональная психология
  3. Что скрывают наши маски?
  4. Вернуть утраченную целостность
  5. Гештальт-терапия — путь к психологической зрелости
  6. Гуманистическая психология
  7. Проблема сознания в психологии

 

 

No Comments Categories: Сны

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>