Рональд Дэвид Лэйнг разработал и применил немедикаментозный способ лечения тяжелых психических заболеваний таких, как психозы и шизофрения. Его метод базировался на радикально новом понимании психических заболеваний.

В частности, Лейнг предложил отказаться от самого понятия «объективное исследование психики человека», как содержащего в себе парадокс двойственности любого эмпирического исследования. «Для психотерапии, — говорил Лэйнг, — важно сообщение, выражение внутреннего опыта, а не передача объективной информации». Внутреннее переживание является ключом к пониманию и терапевтической работы Лэйнга (Лэнг Р.Д. Расколотое «Я»). Он утверждал, что никакими опытами, расспросами или тестами невозможно поникнуть извне во внутренний мир человека не исказив его до неузнаваемости. Психиатрия, как область медицины, рассматривает человека в парадигме эмпирической науки, т.е., как организм допускающий структурирование и изучение отдельных своих частей, как деталей некой биологической системы. Вместе с тем, предметом изучения психиатра является внутреннее состояние пациента, лишь в малой степени манифестирующее себя в его поведении, эмоциях, высказываниях и других внешних проявлениях психического. «Человек, рассмотренный как организм, и человек, рассмотренный как личность, раскрывают, перед исследователем различные стороны человеческой реальности» утверждал Лэйнг. Вместе с тем без проникновения в человеческое экзистенциальное (мир внутри) невозможна ни истинная диагностика, ни эффективное лечение психической патологии. Более того, медикоментозное вмешательство, приглушающее либо полностью уничтожающее подозрительную симптоматику, способно приводить к настоящей, непоправимой беде. В своей работе Расколотое Я  Лейнг задавался справедливым вопросом: «Личности, переживающие себя как автоматы, роботы, части машин и даже как животные, справедливо рассматриваются как сумасшедшие. Однако почему мы не считаем теорию, стремящуюся превратить личности в автоматы или в животных, равным образом безумной?».

Будучи, вероятно, наиболее радикальной и противоречивой фигурой в психиатрии, он написал ряд книг, которые ставят под сомнение сами основы современной психиатрической мысли. В них красной нитью развивается идея, что психозы не могут быть поняты с точки зрения анормальных биологических процессов в организме человека, но являются следствием нарушения структур человеческого общения. Они отражают проблемы важных взаимоотношений индивида с другими людьми, малыми группами, наподобие семьи, и с обществом в целом. Психотики по Лейнгу — это индивиды, весь жизненный опыт которых фатально расщеплен, поскольку их связь с внешним миром и человеческим обществом нарушена или полностью разорвана. Обрыв обратных связей, как известно из кибернетики, приводит к неустойчивости работы любой сложной системы. Все это безусловно справедливо для человеческой психики. Человек с нарушенными связями выталкивает сам себя в мир фантазий и миражей, обозначенный Ф. Перлзом как «промежуточная зона». По сути это подсознательное бегство от реальности, которую человек не в силах принять. Это приводит к неполному существованию, характеризующемуся страхом, отчаянием, одиночеством и чувством изоляции. Такие люди ощущают себя оторванными от мира здравого смысла, равно как и от своих собственных тел, до такой степени, что их самотождественность и автономность всегда находятся под вопросом. Их страх потерять самих себя является столь тотальным и подавляющим, что приводит к озабоченности самосохранением, а не самоудовлетворением. В результате в их внутренний мир переполняется постоянной неуверенностью, как в собственной состоятельности, так и биологическом выживании. Лэйнг называл это хроническое состояние «онтологической неуверенностью».

Практика медикаментозного лечения таких состояний основана на логике редуктивизма, согласно которой душевные болезни можно адекватно понимать с точки зрения медицины и следовательно их следует лечить биологическими средствами. Вместе с тем для большинства состояний, с которыми имеют дело психиатры, не было найдено никаких специфических биологических причин. Таким образом, текущая ситуация не отражает реального положения дел, но вытекает из исторической, политической, юридической и экономической практики.

Причину этого Лейнг видел в том, что современное общество основано на отрицании души и субъективного опыта; ценности переживания; оно опасно больно, и психотики, которые находят его нормы и ценности невыносимыми, не способны к ним адаптироваться (Р.Д. Лэйнг, «Я и другие»).

Согласно Лэйнгу, психиатры не уделяют должного внимания внутренним переживаниям психотиков, поскольку считают их невразумительными и патологическими. Однако тщательное наблюдение и изучение показывают, что эти переживания имеют глубокий смысл и что психотический процесс может быть целительным. Лэйнг полагает, что психотики во многих отношениях могут научить психиатров большему, чем сами психиатры своих пациентов. «Психиатрическая церемония» обследования, диагноза и лечения унижает клиента как человеческое существо и препятствует целительному потенциалу его процесса. Как считает Лэйнг, большинство сегодняшних психиатров никогда не могут увидеть естественную историю жизни своих пациентов, поскольку она «заморожена» транквилизаторами. Находясь в таком «замороженном» состоянии, пациент не может не выглядеть сломленным, а его поведение нелогичным и неестественным.

То, что трактуется психиатрами, как безумие, по Лэйнгу, — это может быть не столько срывом, сколько прорывом. Можно убедиться в том, что поведение психотического пациента отнюдь не является иррациональным, а, напротив, весьма разумно при взгляде со стороны его экзистенциальной позиции. Исходя из такой перспективы, даже самое путаное и странное психотическое поведение оказывается разумной стратегией выживания в ситуации обрыва связей с внешним миром и окружением. Так, поведение, называемое шизофреническим согласно Лэйнгу, представляет собой разумную стратегию выживания человека в условиях, которые стали невозможными для его жизни. «Поведение человека, получившего психиатрический диагноз, — акцентировал Лэйнг, — является частью более широкой сети аномального поведения, нарушенных и вызывающих нарушения структур коммуникации. Нет никаких шизофреников, есть только шизофренические системы» (Лэнг Р.Д. Расколотое «Я»)

По Лэйнгу, часто самая лучшая терапевтическая стратегия состоит в том, чтобы создать для пациента обстановку поддержки, в которой его переживания могли бы раскрыться. Для этого, сказал он, нужна помощь соответствующих людей, которые сами имеют опыт такого рода пугающих путешествий. «Вместо психиатрических больниц мы нуждаемся в обрядах инициации, при которых, отправляясь во внутреннее пространство, человек имел бы специальных проводников в лице людей, которые побывали «там» и вернулись обратно».

Разработанная Лэйнгом стратегия психотерапии, заменяющая биологическое лечение, делает особый акцент на важности человеческих взаимодействий и взаимоотношений как на уровне индивидуального общения клиента с психотерапевтом, так и в более широком масштабе всего психотерапевтического персонала. Переживания, всплывающие из бессознательного, рассматриваются как обоснованные, важные и полные смысла и значения сигналы. Принятие их и уважительное к ним отношение облегчает коммуникацию и прокладывает путь к исцелению. Согласно Лэйнгу, необходимы специальные места, где люди могли бы получать поддержку и взаимопонимание, облегчающие процесс исцеления.

В ряде своих последних работ Лэйнг открыто признает величайшую значимость духовного измерения человеческой жизни и подчеркивает ценность трансцендентного аспекта психотических переживаний. Его обсуждение исторической важности мистического опыта и настоятельной необходимости проводить четкое различие между патологией и мистицизмом имеет большое значение для проблемы духовного кризиса.

Согласно мнению Грофа, наши выводы о том, что есть норма, а что патология, должны основываться на том, в какой степени человеку удается интегрировать эти переживания, включая самые необычные, в своей жизни. Лэйнг полностью согласился с такой точкой зрения и также подтвердил, что переживания психотиков и в особенности шизофреников часто трудно отличить от опыта мистиков. «Мистики и шизофреники попадают в один и тот же океан, — сказал он торжественно, — но если мистики там плавают, то шизофреники в нем тонут» (Капра, 1996. Уроки мудрости).

Его психотерапевтический подход основывается в значительной степени на невербальном общении; он не укладывается в рамки никаких из существующих психотерапевтических приемов и техник, и, по большому счету, понять его можно, только если самому непосредственно пережить это.

 

Литература

 

  1. Капра, 1996. Уроки мудрости
  2. Лэйнг Р.Д., Я и другие
  3. Лэнг Р.Д. Расколотое «Я»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>